+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ: участие уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых процедурах банкротства

Представители юридического сообщества по просьбе редакции Право.ru» проанализировали 40-страничный обзор судебной практики Верховного суда по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве. Несмотря на то, что обобщение ВС в основном касается участия налоговых органов в банкротных процедурах, оно также содержит важные разъяснения, направленные на упорядочивание практики по общим вопросам банкротства, отмечают юристы.

Новый обзор ВС поможет обеспечить единообразные подходы судов к разрешению разного рода споров, вытекающих из участия уполномоченных органов, – полагает Антон Помазан, старший юрист BGP Litigation. Нередко участникам судопроизводства в делах о банкротстве приходится сталкиваться с различным толкованием одних и тех же норм в разных регионах, что, конечно, не может положительным образом сказываться на единообразии судебной практики и предсказуемости правоприменения, подчеркивать эксперт.

«Несмотря на то, что обзор в некоторой своей части закрепил уже сложившиеся в судебной практике подходы судов к разрешению спорных вопросов с участием уполномоченных органов, тем не менее его принятие ликвидировало большой объем противоречий в применении норм законодательства о банкротстве, особенно это касается погашения требований путем принятия отступного, инициирования процедуры банкротства юрлица на основании задолженности по страховым взносам без судебного акта, праве уполномоченных органов предъявлять в делах о банкротстве требования, вытекающие из госконтрактов, квалификации задолженности в качестве текущей или реестровой, порядка применения ст. 313 ГК», – отмечает юрист.

Требования по госконтрактам в делах о банкротстве

В судебной практике возник вопрос о праве федеральных органов исполнительной власти (их территориальных подразделений) на предъявление в делах о банкротстве требований, вытекающих из госконтрактов, в рамках которых такие органы выступали заказчиками, отмечает ВС. Разрешая данные требования, в том числе если госзаказчиком подано заявление о признании должника банкротом, нужно учитывать, что при заключении контрактов на закупку товаров (работ, услуг) для госнужд заказчики действуют от имени и по поручению публично-правового образования. Поэтому вытекающие из таких контрактов денежные обязательства относятся к требованиям того же образования.

Согласно закону о банкротстве, требования РФ по денежным обязательствам представляются в банкротном деле федеральным органом исполнительной власти, который отнесен к уполномоченным органам, – ФНС. Для надлежащей реализации этих полномочий госорганы исполнительной власти уведомляют уполномоченный орган о наличии задолженности по денежным обязательствам и предоставляют ему заверенные копии документов, необходимых для подачи заявления о признании должника банкротом. Если заявление (требование) по денежным обязательствам РФ в деле о банкротстве подал другой госорган исполнительной власти, суд извещает уполномоченный орган о времени и месте судебного заседания в порядке, установленном АПК. Если уполномоченный орган не одобрил предъявление заявления (требования), суд должен оставить его без рассмотрения (п. 5 обзора).

«Ранее встречалась практика, когда суды поступали с такими требованиями более жестко и отказывали в их удовлетворении, – говорит Олег Пермяков, старший юрист практики по разрешению споров Goltsblat BLP. – По нашему мнению такое толкование более мягкое, однако в целом сильно сковывает инициативу госорганов как самостоятельных участников гражданских правоотношений».

На практике данное положение об участии ФНС в деле о банкротстве как представителя РФ по денежным обязательствам, возникшим из госконтрактов, показало свою формальность и неэффективность, отмечает Марина Морозова, адвокат юргруппы «Яковлев и Партнеры». Налоговый орган порой не в курсе деталей и обстоятельств, при которых заключался и исполнялся контракт, в то время как это может иметь существенное значение для рассмотрения спора, поясняет она. «В деле о банкротстве № А69-16/2013 активную позицию по требованию ФНС о включении в реестр требований кредиторов занимал сам госорган, являющийся стороной контракта, – Росжелдор, его представители участвовали во всех инстанциях и активно отстаивали требование о включении в реестр, в то время как представители налогового органа занимали пассивную позицию наблюдателя», – приводит пример Морозова.

Когда административный штраф – текущее требование?

Акционерное общество в лице конкурсного управляющего оспорило в арбитраже постановление судебного пристава о возбуждении исполнительного производства в связи с привлечением должника к административной ответственности и назначением ему штрафа. Заявитель настаивал, что банкротство компании исключает возможность принудительного исполнения требования об уплате штрафа. Суд первой инстанции установил, что организация совершила правонарушение уже после возбуждения дела о банкротстве. В связи с этим суд пришел к выводу, что требование об уплате штрафа является текущим, и отказал в удовлетворении иска. Апелляция, с выводами которой согласился суд округа, отменила это решение. Она указала, что в законе о банкротстве нет положений, которые делят требования об уплате публично-правовых штрафов на текущие требования и те, что подлежат включению в реестр требований кредиторов. Значит, эти требования, независимо от момента совершения правонарушения и привлечения должника к ответственности, учитываются в реестре, а их принудительное исполнение (вне дела о банкротства) не допускается, решили суды.

Однако экономколлегия ВС отменила акты апелляционного и окружного судов и засилила решение первой инстанции. К числу обязательных платежей, помимо прочего, относятся административные штрафы, подчеркнул ВС. А, согласно ст. 5 закона о банкротстве, текущими платежами являются, в частности, обязательные платежи, возникшие после принятия заявления о признании должника банкротом. Таким образом, в данном случае требование пристава является текущим и подлежит удовлетворению вне очереди за счет конкурсной массы преимущественно перед кредиторами, требования которых возникли до принятия такого заявления, решил ВС (п. 7 обзора).

Выводы судебной коллегии по экономспорам о том, что штрафы, вынесенные после возбуждения дела о банкротстве, относятся к текущим платежам, вступают в прямое противоречие с разъяснениями в пункте 30 постановления Пленума ВАС от 22 июня 2006 года № 25 «О некоторых вопросах, связанных с квалификацией и установлением требований по обязательным платежам, а также санкциям за публичные правонарушения в деле о банкротстве», отмечает адвокат «Яковлев и Партнеры» Марина Морозова. В этом пункте постановления разъясняется, что в силу п. 3 ст. 137 закона о банкротстве требования о взыскании штрафов за налоговые (административные) правонарушения учитываются отдельно в реестре требований кредиторов в составе требований кредиторов третьей очереди и удовлетворяются после погашения этих требований в отношении основной суммы задолженности и причитающихся процентов. «В этой связи противоположные выводы судебной коллегии, относящие штрафы к текущим платежам, создали правовую неопределенность в данном вопросе», – считает Морозова.

Добросовестный менеджер в понимании ВС

После завершения расчетов с кредиторами в процедуре конкурсного производства уполномоченный орган обратился в арбитраж с заявлением о привлечении экс-руководителя должника к субсидиарной ответственности по его обязательствам. Заявитель указал, что по состоянию на 1 сентября 2015 года должник отвечал признакам недостаточности имущества из-за задолженности по оплате обязательных платежей, которая превышала размер активов должника. Ответчик признал наличие таких признаков, но добавил, что не был обязан обращаться в суд с заявлением должника о собственном банкротстве, так как вопрос о наличии налоговой недоимки не был очевидным. Более того, должник оспаривал решение ИФНС о ее взыскании. Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили иск уполномоченного органа, указав, что по закону о банкротстве признаки неплатежеспособности или недостаточности имущества носят объективный характер.

Суд округа отменил оба акта и направил спор на пересмотр. Он согласился с объективным характером указанных признаков, но указал, что обязанность руководителя обратиться с заявлением должника возникает, «когда находящийся в сходных обстоятельствах добросовестный менеджер должен был узнать о действительном возникновении признаков недостаточности имущества должника», в том числе по причине просрочки уплаты обязательных платежей (абз. 6 п. 1 ст. 9 закона о банкротстве). При этом довод ответчика о том, что вопрос о правомерности требований ИФНС об уплате недоимки не являлся очевидным, в том числе по причине отсутствия единообразия в применении налогового законодательства, не получил какой-либо правовой оценки со стороны первой и апелляционной инстанций, указал суд округа. В другом деле уполномоченный орган заявил аналогичное требование, которое суды трех инстанций удовлетворили. Так, суды сочли, что директор должника должен был знать о наличии вмененной недоимки, поскольку отслеживание информации о состоянии расчетов с бюджетом по налогам входит в круг его обязанностей (п. 26 обзора).

ВС конкретизировал критерии привлечения руководителя к субсидиарной ответственности в случае, если последний своевременно не обратился в суд при наличии признаков неплатежеспособности юрлица, находящегося под его руководством, говорит адвокат Алексей Михальчик. В частности, суд согласился с выводами нижестоящих инстанций о том, что в случае, если даже руководителю и было известно о наличии требований налогового органа, удовлетворение которых привело бы к несостоятельности его компании, то оспаривание им таких требований в установленном порядке позволяет избежать рисков привлечения к субсидиарной ответственности за несвоевременные действия по банкротству.

На первый взгляд этот пункт обзора посвящен достаточно узкому вопросу – привлечению гендиректора к субсидиарной ответственности за неисполнение обязанности подать заявление должника о банкротстве, отмечает Роман Суслов, юрист адвокатского бюро КИАП. «Поведение директора будет оцениваться судом в контексте стандартов управленческой практики и обычаев делового оборота на соответствие критериям добросовестности и разумности, – продолжает эксперт. – Суд подчеркнул, что добросовестный директор обязан отслеживать признаки неплатежеспособности в отношении своего юрлица и контролировать объем просрочки уплаты обязательных платежей». Однако обозначенные критерии добросовестности могут потенциально использоваться судами при разрешении иных споров, в том числе налогового и корпоративного характера, добавляет Суслов.

Очередность обязательных и страховых платежей

«Порядок определения очередности погашения обязательных платежей и страховых взносов неоднократно менялся за последнее время, – напоминает Александр Вязовик, партнер, руководитель направления по банкротству юрфирмы VEGAS LEX. – В связи с этим интерес представляет п. 9 обзора, согласно которому начисленные должнику пени и штрафы за неперечисление в бюджет НДФЛ, удержанного при выплате доходов до возбуждения дела о банкротстве, учитываются отдельно в составе платежей третьей очереди». Такой подход обусловлен тем, что финансовые санкции за собственное нарушение должника как налогового агента подлежат учету исходя из общих правил об очередности удовлетворения обязательных платежей, добавляет Вязовик.

Это интересно:  Как перевести деньги с Украины в Россию

«Также в п. 14 обзора ВС определил новый порядок определения очередности погашения страховых платежей, – отмечает он. – Теперь, в отличие от ранее действовавшего подхода, требования об уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, не являющиеся текущими, в соответствии с абз. 3 п. 4 ст. 134 закона о банкротстве относятся ко второй очереди. Такая позиция ВС вызывает вопросы у советника, Saveliev, Batanov & Partners Радика Лотфуллина. «Непонятно, что изменилось в действующем законодательстве для того, чтобы нужно было отменить абз. 3 п. 41.1 постановления Пленума ВАС от 23 июля 2009 года № 60, который относил страховые взносы в третью очередь, и включить эти обязательные платежи в одну очередь с зарплатой. Полагаю, что это чисто политическое решение», – говорит Лотфуллин.

Доказательства в деле о банкротстве

Обращает на себя и п. 13 обзора, согласно которому материалы, полученные в ходе мероприятий налогового контроля, могут быть использованы в качестве доказательств в деле о банкротстве, продолжает Александр Вязовик из VEGAS LEX. «Данный пункт дает уполномоченному органу больше возможности влиять на включение того или иного кредитора в реестр требований. При использовании в рамках рассмотрения требования кредитора материалов налоговой проверки суду и сторонам необходимо будет убедиться в том, что на акт налоговой проверки не направлены возражения, а также что решение, вынесенное на основании акта налоговой проверки, не обжаловано налогоплательщиком во внесудебном или судебном порядке. В противном случае определение суда об отказе во включении в реестр требований кредиторов может быть вынесено неправомерно.

«Расширены права ФНС или, вернее сказать, окончательно закреплена возможность ссылаться на материалы налоговых проверок (как самого должника, так и иных лиц) при возражениях на поступившие требования сомнительных кредиторов, – добавляет Олег Пермяков из Goltsblat BLP. – Разъяснение фактически легализует очень мощный процессуальный инструмент (например, проверки проводятся с привлечением правоохранительных органов, ФНС имеет неограниченный доступ к банковской, бухгалтерской и иной информации) и, безусловно, отвечает правам и самого уполномоченного органа, и других добросовестных кредиторов».

Смена арбитражного управляющего

Положения п. 24 обзора предоставляют кредиторам при смене арбитражного управляющего возможность реализовать свое право по выбору СРО или кандидатуры управляющего в условиях ограниченного времени, подчеркивает Александр Вязовик. В установленный законом 10-дневный срок проведение собрания кредиторов не всегда возможно по объективным обстоятельствам: освобожденный (отстраненный) управляющий отказался провести собрание, и лицу, желающему созвать собрание, требуется дополнительное время для уведомления всех кредиторов и прочее. Ранее в таких ситуациях суды часто назначали управляющего, предложенного СРО, в которой состоит предыдущий управляющий. «Верховный суд абсолютного правильно указал, что при отстранении/освобождении арбитражного управляющего истечение 10-дневного срока для представления собранием кредиторов кандидатуры нового арбитражного управляющего не лишает кредиторов права созвать такое собрание и представить эту кандидатуру суду», – говорит Радик Лотфуллин из Saveliev, Batanov & Partners.

Вязовик отмечает также разъяснения, связанные с правом пересмотреть предложенную первым заявителем кандидатуру арбитражного управляющего при переходе статуса заявителя к другому лицу (п. 27 обзора). «Заинтересованные лица нередко применяют положения ст. 313 ГК, чтобы «перехватить» инициативу при введении первой процедуры банкротства, – говорит он. – Они оплачивают задолженность кредитора-заявителя. Кроме того, эта задолженность может быть получена ими в результате цессии. Впоследствии такие лица заменяют предлагаемую кандидатуру арбитражного управляющего». ВС же указывает, что право на предоставление кандидатуры арбитражного управляющего не может перейти ко второму заявителю в указанных ситуациях, акцентирует внимание Вязовик. «Таким образом, ограничение в последующем выборе кандидатуры направлено на избежание злоупотребления правом со стороны лиц, желающих вступить в дело о банкротстве на стадии введения процедуры наблюдения, с единственной целью установления доминирующего положения в ходе процедур банкротства путем указания кандидатуры подконтрольного арбитражного управляющего», – подытоживает партнер VEGAS LEX.

«Патернализм в отношении государства»

ВС продолжает последовательно проводить тенденцию к расширению перечня требований, по которым возможно возбудить процедуру банкротства без их предварительного просуживания в общеисковом порядке, отмечает юрист компании «Хренов и партнеры» Сергей Морозов. Теперь к таким требованиям относятся не только требования кредитных организаций и задолженности по уплате налогов, но и требования по уплате должником различных страховых взносов. Во-вторых, продолжает эксперт, большое внимание в обзоре уделяется решению вопроса о разграничении текущих и реестровых обязательных платежей: в частности, ВС предложил определять момент их возникновения (а именно от него, по общему правилу, зависит отнесение требования к текущему или реестровому) с момента окончания отчетного периода. В-третьих, важным, по мнению Морозова, является разъяснение, касающееся применения в деле о банкротстве сроков на принудительное взыскание. «В налоговом праве указанный срок, по сути, является аналогом исковой давности в частном праве, – говорит юрист. – А поскольку истечение сроков давности является основанием для отказа во включении требования в реестр кредиторов, ВС посчитал, что и истечение срока на принудительное взыскание также исключает включение его в реестр кредиторов должника».

В целом разъяснения ВС направлены на усиление позиций уполномоченного органа в делах о банкротстве на всех стадиях и во многих видах обособленных споров, рассматриваемых в рамках данных дел, резюмирует Юлия Литовцева, руководитель практики банкротства и антикризисной защиты бизнеса «Пепеляев Групп». «И если некоторые из разъяснений вполне объяснимы и с точки зрения закона, и с точки зрения логики (например, отнесение удержанных должником налогов из выплат работникам к той же очереди, что и такие выплаты), то отдельные пункты обзора трудно объяснить чем-то еще, кроме патернализма в отношении государства, – говорит эксрперт. – В первую очередь это касается вопросов инициирования банкротства уполномоченным органом. С одной стороны, мы говорим об отсутствии условий для реабилитации компаний, оказавшихся в сложной финансовой ситуации, а с другой, ВС дает сигнал вводить процедуры, применяемые в банкротстве, и при несоблюдении уполномоченным органом на дату проверки обоснованности заявления отдельных требований закона (например, некоторых сроков)». Вместе с тем Литовцева отмечает, что в обзоре повторяется часть правовых позиций, ранее сформированных ВАС и хорошо знакомых специалистам в сфере банкротства.

Обзор практики применения п. 2 ст. 313 ГК РФ о принудительном исполнении денежного обязательства в рамках процедуры банкротства

Рубрика: Государство и право

Статья просмотрена: 93 раза

Библиографическое описание:

Малицкая А. И. Обзор практики применения п. 2 ст. 313 ГК РФ о принудительном исполнении денежного обязательства в рамках процедуры банкротства // Молодой ученый. — 2018. — №15. — С. 60-63. — URL https://moluch.ru/archive/201/49483/ (дата обращения: 27.10.2018).

Новая редакция п. 2 ст. 313 ГК РФ [1] предусматривает, что, если должник не возлагал исполнение обязательства на третье лицо, кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника таким третьим лицом, в случаях, когда должником допущена просрочка исполнения денежного обязательства. Тем самым законодатель узаконил возможность третьего лица вне зависимости от воли должника или кредитора исполнить денежное обязательство должника при просрочке последнего.

Положения п. 2 ст. 313 ГК РФ о принудительном исполнении денежного обязательства стали исключительно актуальны в банкротстве. Данная статья посвящена обзору актуальных позиций судов относительно механизма работы ст. 313 ГК РФ в рамках уже начатой процедуры банкротства. Обсуждение исполнения третьим лицом по ст. 313 ГК РФ в рамках преддверия банкротства будет предметом изучения в последующих публикациях.

Процедура банкротства формально начинается с введения процедуры наблюдения. Соответственно, платеж третьего лица в момент рассмотрения обоснованности заявления о банкротстве считается совершенным до введения процедуры банкротства, и на него распространяются правила о платеже третьего лица по ст. 313 ГК РФ в преддверии банкротства.

Данный вывод подтверждается судебной практикой, например, к такому выводу пришел ВС РФ в рамках Определения ВС РФ от 16.06.2016 N 302-ЭС16–2049 по делу N А33–20480/2014 [2] и Определения ВС РФ от 15.08.2016 N 308-ЭС16–4658 по делу N А53–2012/2015 [3]. При рассмотрении этих дел ВС РФ исходил из того, что платеж третьего лица по ст. 313 ГК РФ, совершенный на момент рассмотрения обоснованности заявления о банкротстве, произошел вне рамок процедуры банкротства.

Применительно к вопросу о принудительном погашении долга по п. 2 ст. 313 ГК РФ после начала процедуры банкротства, то есть после введения первой процедуры банкротства — наблюдения, судебная практика менялась очень долго.

Некоторые суды не исключали такой возможности, ссылаясь на то, что ФЗ о банкротстве не содержит запрета на исполнение денежной обязанности должника третьим лицом после начала процедуры банкротства. Например, к такому выводу пришел суд в рамках Постановления Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.06.2016 N 19АП-4735/2015 по делу N А14–3938/2015 [4], указав:

«Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» [ФЗ о банкротстве] не содержит запрета на исполнение денежной обязанности должника третьим лицом в стадии наблюдения»

Однако подавляющая судебная практика придерживалась позиции, что ст. 313 ГК РФ не подлежит применению в уже начатой процедуре банкротства, потому что ФЗ о банкротстве содержит специальные правила относительно исполнения третьими лицами обязательств должника. Например, к такому выводу приходили суды в рамках Постановления Арбитражного суда Московского округа от 17.03.2016 по делу N А41–45286/2014 [5] и в рамках Постановления Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 28.04.2016 по делу N А19–27816/2009 [6]. Суд указал следующее:

Это интересно:  Право постоянного бессрочного пользования земельным участком

«При этом, как указали суды, в данном случае в отношении должника, находящегося на стадии конкурсного производства, действует специальный правовой режим, установленный Законом о банкротстве [ФЗ о банкротстве] (гл. VII); нормы ст. ст. 113, 125 Закона о банкротстве [ФЗ о банкротстве] являются специальными, а потому имеют приоритетное значение»

Окончательно точку поставил ВС РФ. В п. 21 Постановления Пленума ВС РФ от 22.11.2016 N 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении» ВС РФ отметил, что ст.ст. 71.1, 85.1, 112.1, 113 и 125 ФЗ о банкротстве [7] устанавливают специальные правила по отношению к п. 2 ст. 313 ГК РФ, в связи с чем исполнение обязательств должника третьим лицом или третьими лицами после введения первой процедуры банкротства допускается с соблюдением порядка, предусмотренного законодательством о банкротстве [8].

К такому же выводу пришел ВС РФ в п. 28 «Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства» (утв. Президиумом ВС РФ 20.12.2016) [9], который указал, что положения пп. 1 п. 2 ст. 313 ГК РФ после введения в отношении должника первой процедуры банкротства не применяются.

Суть данных специальных правил ФЗ о банкротстве заключается в том, что третьи лица после введения первой процедуры банкротства вправе удовлетворить все требования кредиторов, включенные в реестр требований кредиторов, или предоставить должнику денежные средства, достаточные для удовлетворения всех требований кредиторов в соответствии с реестром требований кредиторов.

Необходимость полного удовлетворения вытекает из принципа равенства всех кредиторов должника, исключающего преимущества между ними [10, с. 320]. Как отметил КС РФ в рамках Определения КС РФ от 18.07.2017 N 1647-О, данное положение закона направлено на создание условий для справедливого обеспечения экономических и юридических интересов всех кредиторов [11].

При этом в доктрине иногда выражается скептическое отношение к запрету на частичное исполнение денежных обязательств должника, так как непонятно, в чем заключается обеспечение равенства кредиторов запретом на частичное исполнение обязательств должника третьим лицом. Авторы указывают, что погашение задолженности должника перед отдельным реестровым кредитором не приводит к нарушению прав как других кредиторов, так и должника, поскольку их статус и очередность погашения требований в связи с заменой одного из реестровых кредиторов на иное лицо в порядке правопреемства не изменяются [12, с. 38].

Исходя из такой аргументации, можно прийти к выводу, что установленные правила о том, что третье лицо может только погасить все денежные обязательства должника перед кредиторами, не имеет политико-правового обоснования. Представляется, что с этим тезисом можно согласиться в целом.

Однако, естественно, третьи лица могут использовать право на принудительное погашение долга банкротящегося должника исключительно с целью нанести вред конкурирующему кредитору. Особенно данная ситуация обременяется разъяснениями, недавно данными ВС РФ. В п. 17 Постановления Пленума ВС РФ от 22.11.2016 N 54«О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении» ВС РФ указал, что из существа денежного обязательства по общему правилу вытекает возможность его исполнения по частям, в силу чего кредитор не вправе отказаться от принятия исполнения такого обязательства в части [13].

Теперь третье лицо может в принудительном порядке исполнить денежное обязательство банкротящегося должника как полностью, так и в соответствующей части, что дает почву для злоупотреблений. Так, например, положения чч. 1 и 2 ст. 61.9 ФЗ о банкротстве предусматривают, что заявления об оспаривании сделок должника могут быть поданы конкурсным кредитором, размер задолженности перед которым составляет более 10 процентов от общего размера кредиторской задолженности. Вполне можно предположить ситуацию, когда третье лицо сделает платеж в пользу такого кредитора, чтобы снизить объем его права требования к должнику до порогового значения, исключающего возможность оспаривания сделки должника.

Действительно, такие злоупотребления могут иметь место на практике. Однако представляется, что они не обладают какой-то особой спецификой по сравнению с обычными злоупотреблениями при применении ст. 313 ГК РФ, в т. ч. в преддверии банкротства. В этой связи злоупотребления могли бы сглаживаться положениями ст. 10 ГК РФ, запрещающей злоупотребление правом. В этой связи могли бы быть применимы разъяснения п. 21 Постановления Пленума ВС РФ от 22.11.2016 N 54«О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении», где ВС РФ указал, что на основании ст. 10 ГК РФ суд может признать переход прав кредитора к третьему лицу несостоявшимся, если установит, что, исполняя обязательство за должника, третье лицо действовало недобросовестно, исключительно с намерением причинить вред кредитору или должнику по этому обязательству, например, в случаях, когда третье лицо погасило лишь основной долг должника с целью получения дополнительных голосов на собрании кредиторов при рассмотрении дела о банкротстве без несения издержек на приобретение требований по финансовым санкциям, лишив кредитора права голосования. Полный же запрет на частичное погашение требований кредиторов должником выглядит необоснованным.

Однако законодатель ввел одно изъятие из правила о полном удовлетворении требований кредиторов третьими лицами, предусмотрев возможность частичного удовлетворения требований отдельных кредиторов. Так, согласно ст. ст. 71.1, 85.1, 112.1 и 129.1 ФЗ о банкротстве в ходе процедур банкротства третьи лица вправе погасить требования к должнику об уплате обязательных платежей, включенных в реестр требований кредиторов. При исполнении указанных обязательств третье лицо заменяет уполномоченные органы в конкурсном производстве, а размер и очередность его требований учитываются в реестре требований кредиторов в размере и очередности, как и погашенные требования к должнику об уплате обязательных платежей.

Применимость данного правила была подтверждена в том же п. 28 «Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства» (утв. Президиумом ВС РФ 20.12.2016), в котором установлено, что после введения первой процедуры по делу о банкротстве третье лицо в индивидуальном порядке вправе погасить только требования уполномоченного органа об уплате обязательных платежей на основании положений ст. ст. 71.1, 85.1, 112.1, 113, 125, 129.1 ФЗ о банкротстве [14].

При этом, такое решение законодателя вызывает обоснованные сомнения. Если причиной установления ограничения на участие третьего лица в исполнении денежных обязательств должника в ходе банкротства является необходимость соблюдения равенства всех кредиторов, то абсолютно непонятно, почему публичный субъект по требованию об уплате обязательных платежей получает необоснованное преимущество перед другими кредиторами. Если и давать преимущество, то, может, такое преимущество нужно предоставить кредиторам привилегированных очередей в целях повышенной социальной защиты?

Обобщая вышесказанное, настоящее регулирование законодательства о банкротстве запрещает исполнение третьим лицом по ст. 313 ГК РФ после введения первой процедуры банкротства. Однако в действительности данное решение не обладает достаточным политико-правовым обоснованием, ибо потенциальные злоупотребления после введения первой процедуры банкротства никак не отличаются от таких злоупотреблений в преддверии банкротства, и могут блокироваться ст. 10 ГК РФ. При этом, законодательство о банкротстве не выдерживает заданной логике, предоставляя необоснованные преференции публичному субъекту по обязательным платежам при исполнении третьим лицом после введения первой процедуры банкротства.

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Электронный ресурс]: федер. закон от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 05.12.2017). — СПС «КонсультантПлюс» (по тексту — ГК РФ).
  2. Определение Верховного суда РФ от 16.06.2016 N 302-ЭС16–2049 по делу N А33–20480/2014 [Электронный ресурс]. — СПС «КонсультантПлюс».
  3. Определение Верховного суда РФ от 15.08.2016 N 308-ЭС16–4658 по делу N А53–2012/2015 [Электронный ресурс]. — СПС «КонсультантПлюс».
  4. Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.06.2016 N 19АП-4735/2015 по делу N А14–3938/2015 [Электронный ресурс]. — СПС «КонсультантПлюс».
  5. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17.03.2016 по делу N А41–45286/2014 [Электронный ресурс]. — СПС «КонсультантПлюс».
  6. Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 28.04.2016 по делу N А19–27816/2009 [Электронный ресурс]. — СПС «КонсультантПлюс».
  7. О несостоятельности (банкротстве) [Электронный ресурс]: федер. закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ (ред. от 25.11.2017). — СПС «КонсультантПлюс» (по тексту — ФЗ о банкротстве).
  8. О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении [Электронный ресурс]: Постановление Пленума Верховного суда РФ от 22.11.2016 N 54. — СПС «КонсультантПлюс».
  9. Обзор судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства [Электронный ресурс]: утв. Президиумом Верховного суда РФ 20.12.2016. — СПС «КонсультантПлюс».
  10. Кораев К. Б. Неплатежеспособность: Новый институт правового регулирования финансового оздоровления и несостоятельности (банкротства): монография. Москва: Проспект, — 2017. — 320 с.
  11. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Скрипцова Олега Григорьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 1 статьи 125 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) [Электронный ресурс]: Определение Конституционного Суда РФ от 18.07.2017 N 1647-О. — СПС «КонсультантПлюс».
  12. Павлова Л. Н. Применение института исполнения обязательства третьим лицом в делах о несостоятельности (банкротстве) должников // Закон. 2017. N 1. С. 38–47.
  13. О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении [Электронный ресурс]: Постановление Пленума Верховного суда РФ от 22.11.2016 N 54. — СПС «КонсультантПлюс».
  14. Обзор судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства [Электронный ресурс]: утв. Президиумом Верховного суда РФ 20.12.2016. — СПС «КонсультантПлюс».
Это интересно:  Можно ли давать номер карты Сбербанка посторонним

Обзор судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства (стр. 1 )

Документ предоставлен КонсультантПлюс

Президиумом Верховного Суда

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ВОПРОСАМ, СВЯЗАННЫМ С УЧАСТИЕМ

УПОЛНОМОЧЕННЫХ ОРГАНОВ В ДЕЛАХ О БАНКРОТСТВЕ И ПРИМЕНЯЕМЫХ

В ЭТИХ ДЕЛАХ ПРОЦЕДУРАХ БАНКРОТСТВА

Верховным Судом Российской Федерации проведено изучение отдельных материалов судебной практики, связанных с квалификацией и установлением в делах о банкротстве требований по обязательным платежам в бюджет и внебюджетные фонды, а также иным вопросам, возникающим в связи с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и процедурах банкротства.

Под федеральным уполномоченным органом в целях банкротства на основании абзаца девятого статьи 2 Федерального закона от 01.01.2001 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) понимается федеральный орган исполнительной власти, наделенный Правительством Российской Федерации полномочиями на представление в делах о банкротстве и в процедурах, применяемых в делах о банкротстве, требований об уплате обязательных платежей и требований Российской Федерации по денежным обязательствам. В соответствии с пунктом 2 постановления Правительства Российской Федерации от 01.01.2001 N 257 «Об обеспечении интересов Российской Федерации как кредитора в деле о банкротстве и в процедурах, применяемых в деле о банкротстве» (далее — постановление N 257) таким федеральным органом исполнительной власти является Федеральная налоговая служба (ФНС России).

Уполномоченными органами в отношении требований по денежным обязательствам субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в силу указанной нормы Закона о банкротстве признаются соответствующие органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, наделенные полномочиями на представление требований этих публично-правовых образований.

В целях обеспечения единообразных подходов к разрешению споров, вытекающих из участия уполномоченных органов, по результатам изучения и обобщения судебной практики Верховным Судом Российской Федерации на основании статьи 126 Конституции Российской Федерации, статей 2 и 7 Федерального конституционного закона от 01.01.2001 N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации» определены следующие правовые позиции.

Возбуждение дела о банкротстве по заявлению

1. В случае частичного погашения задолженности по обязательным платежам обоснованность заявления уполномоченного органа о признании должника несостоятельным (банкротом) проверяется судом исходя из общего размера требований, которые были указаны в заявлении при обращении в арбитражный суд, остались неудовлетворенными на момент рассмотрения этого заявления и в отношении которых ко дню судебного заседания приняты решения о взыскании задолженности.

В практике судов возник вопрос о том, может ли быть признано обоснованным заявление уполномоченного органа о признании должника несостоятельным (банкротом), если имевшаяся на момент обращения уполномоченного органа в суд задолженность по обязательным платежам частично погашена, часть требований уполномоченного органа осталась неудовлетворенной и в отношении этой части требований после возбуждения дела о банкротстве приняты решения о взыскании задолженности.

В силу пункта 3 статьи 6 и абзаца третьего пункта 2 статьи 7 Закона о банкротстве в случаях, когда взыскание задолженности по обязательным платежам осуществляется в бесспорном порядке, право на обращение в суд с заявлением о признании должника банкротом возникает у уполномоченного органа по истечении 30 дней со дня принятия соответствующим органом решения о взыскании задолженности за счет денежных средств либо решения о взыскании задолженности за счет иного имущества должника, если в силу установленного порядка решение о взыскании за счет денежных средств не принимается.

По обязательным платежам, подлежащим взысканию в судебном порядке, право на обращение с заявлением о признании должника банкротом возникает у уполномоченного органа по истечении 30 дней со дня вступления в силу соответствующего решения суда.

Кроме того, необходимо учитывать, что на основании абзаца второго пункта 1 статьи 29 Закона о банкротстве в целях проведения государственной политики по вопросам финансового оздоровления и банкротства Правительством Российской Федерации установлен специальный порядок подачи уполномоченным органом заявления о признании должника банкротом.

Право на подачу заявления о признании должника банкротом должно реализовываться уполномоченным органом в указанном порядке. Поэтому при проверке соблюдения срока, по истечении которого допускается обращение с заявлением о признании должника банкротом, надлежит руководствоваться также и нормами Положения о порядке предъявления требований по обязательствам перед Российской Федерацией в делах о банкротстве и в процедурах банкротства (далее — Положение о порядке предъявления требований), утвержденного постановлением N 257.

В соответствии с пунктом 2 Положения о порядке предъявления требований необходимым условием для направления заявления уполномоченного органа в суд является истечение 30 дней после направления судебному приставу — исполнителю постановления о взыскании налога (сбора) за счет имущества должника или соответствующего исполнительного документа.

Из содержания данных нормативных предписаний следует, что суд, разрешая вопрос о принятии к производству заявления уполномоченного органа о признании должника банкротом, проверяет, соблюдена ли уполномоченным органом на день подачи заявления установленная Законом о банкротстве и Положением о порядке предъявления требований совокупность условий, касающихся принятия решения о взыскании задолженности по обязательным платежам, ее передачи на взыскание в службу судебных приставов — исполнителей (в том числе по задолженности налоговых агентов в виде удержанных ими, но не перечисленных в бюджет сумм налогов).

При этом в силу пункта 6 статьи 41 Закона о банкротстве в заявлении уполномоченного органа отражаются сведения о задолженности по обязательным платежам, которая имеется у должника по данным уполномоченного органа, но в отношении которой на момент обращения в суд не приняты решения о взыскании за счет денежных средств и (или) иного имущества должника.

Следовательно, если заявление уполномоченного органа на момент обращения в суд отвечало требованиям абзаца третьего пункта 2 статьи 7 Закона о банкротстве и пункта 2 Положения о порядке предъявления требований и после подачи этого заявления должник частично погасил задолженность по обязательным платежам, определение о признании такого заявления обоснованным в отношении должника — юридического лица может быть вынесено и в том случае, когда оставшаяся непогашенной задолженность была указана в заявлении уполномоченного органа, ко дню судебного заседания она превышала минимальный размер, установленный пунктом 3 статьи 6 Закона о банкротстве, и решение о ее взыскании вынесено к этому дню. В таком случае для признания заявления уполномоченного органа обоснованным просрочка в исполнении обязанности по уплате обязательных платежей ко дню проведения судебного заседания должна составлять не менее трех месяцев (пункт 2 статьи 3 Закона о банкротстве), а соблюдение сроков, предусмотренных абзацем третьим пункта 2 статьи 7 Закона о банкротстве и пунктом 2 Положения о порядке предъявления требований, не требуется.

2. Нарушение установленного пунктом 2 Положения о порядке предъявления требований 90-дневного срока принятия уполномоченным органом решения о направлении в суд заявления о признании должника банкротом не влияет на возможность признания такого заявления обоснованным и введения процедуры банкротства. При этом заявление уполномоченного органа признается необоснованным, если на момент обращения в суд утрачена возможность принудительного исполнения требований, указанных в заявлении.

Уполномоченный орган обратился в арбитражный суд с заявлением о признании акционерного общества банкротом, поскольку у организации имелась непогашенная задолженность по налогам.

Суд первой инстанции, с выводами которого согласился суд апелляционной инстанции, прекратил производство по делу, сославшись на подачу заявления уполномоченным органом за пределами 90-дневного срока, установленного пунктом 2 Положения о порядке предъявления требований.

Суд округа отменил определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции, указав следующее.

В соответствии с пунктом 2 Положения о порядке предъявления требований решение о направлении в суд заявления о признании должника банкротом уполномоченный орган обязан принять не позднее чем через 90 дней со дня направления судебному приставу-исполнителю постановления налогового органа о взыскании налога (сбора) за счет имущества должника или соответствующего исполнительного листа.

Законодательство о банкротстве не устанавливает последствия пропуска этого срока и не содержит указания на то, что он является пресекательным. Следовательно, истечение 90-дневного срока не влечет за собой утрату налоговой инспекцией права на предъявление в суд заявления о признании банкротом должника — юридического лица.

При этом по смыслу пункта 3 статьи 6, пункта 6 статьи 41 Закона о банкротстве требования уполномоченных органов об уплате обязательных платежей принимаются во внимание, если возможность их принудительного исполнения к моменту обращения уполномоченного органа в суд не утрачена в соответствии с законодательством Российской Федерации, регулирующим вопросы взимания соответствующих обязательных платежей.

В связи с этим судам следовало дать оценку возражениям должника относительно того, какие установленные законом меры по взысканию налоговой задолженности и в какие сроки принимались налоговым органом по его требованиям.

Исчисление сроков принудительного взыскания производится с учетом разъяснений, данных в пункте 11 настоящего обзора.

3. Уполномоченный орган вправе инициировать процедуру банкротства юридического лица на основании задолженности по страховым взносам, которая не подтверждена судебным актом, но в отношении которой принято решение о ее бесспорном взыскании.

Статья написана по материалам сайтов: www.kiaplaw.ru, moluch.ru, pandia.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector