+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Решение суда по иностранной перевозке груза

Судебная практика по договору перевозки грузов автомобильным транспортом

Правовой базой для решения споров, возникающих из договора перевозки, являются нормы главы 40 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). К отношениям по договору перевозки, не урегулированным настоящим Кодексом, применяются положения транспортных уставов, например Федеральный закон от 08.11.2007 № 259-ФЗ ?Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта и иных законов и издаваемых в соответствии с ними правилами.

Наиболее распространенными основаниями для отмены или изменения обжалуемых актов являются несоответствие выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела и неправильное применение норм материального права.

Заключение договора перевозки грузов

Наибольшее количество рассмотренных апелляционным судом, а также арбитражными судами нижестоящих инстанций споров, возникающих по договору перевозки, связано с перевозкой груза: о взыскании сумм задолженности, штрафов, процентов за пользование чужими денежными средствами, ущерба за утрату груза и т.д.

Сторонами договора перевозки груза являются грузоотправитель, перевозчик и грузополучатель.

В силу статьи 421 ГК РФ стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

Между истцом и ответчиком заключен договор на оказание транспортно-экспедиционных услуг, по условиям которого исполнитель по заданию заказчика организовывает перевозку грузов и выполнение транспортно-экспедиционных операций, а заказчик оплачивает ему данные услуги.

Согласно разделу 1 договора, он содержит признаки и элементы двух договоров: договора перевозки груза и договора транспортной экспедиции.

Следовательно, стороны правомерно определили, что их правоотношения в рамках данного договора регулируются как нормами главы 40 ГК РФ, так и нормами главы 41 ГК РФ.

Неисполнение (ненадлежащее исполнение) обязанностей по договору перевозки грузов

Исковое заявление о взыскании задолженности за оказанные услуги по перевозке груза не подлежит удовлетворению, поскольку истец не доказал вину ответчика в причинении ущерба, а также причинно-следственную связь между действиями ответчика и предполагаемыми убытками.

Во исполнение договора на перевозку грузов автомобильным транспортом Предприниматель оказал Обществу услуги по перевозке грузов.

Поскольку автомобиль под управлением Предпринимателя попал в дорожно-транспортное происшествие, товар в адрес покупателей Общество (ответчик) не доставило.

Истец составил акт, согласно которому товар, находившийся в автомобиле, был испорчен.

Общество направило Предпринимателю соответствующую претензию с требованием о возмещении причиненного ущерба.

Невыполнение данного требования явилось основанием для обращения истца в суд с иском.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционной коллегией, в удовлетворении искового заявления отказано.

В силу статей 15, 393 ГК РФ обязанность доказать наличие убытков и их размер, а также наличие причинной связи между противоправными действиями ответчика и возникшими убытками возлагается на истца.

Общество в обоснование доводов о возникновении убытков сослалось на то обстоятельство, что принадлежащий ему товар поврежден в результате ДТП с участием автомобиля Предпринимателя, перевозившего груз. При этом истец утилизировал и списал товар по тем ценам, которые он получил бы при его реализации.

В обоснование размера понесенных убытков Общество представило: акт на испорченный товар, акт на поврежденный товар, акт о списании товара, расходные накладные, товарно-транспортные накладные.

В нарушение статьи 65 АПК РФ истцом не представлено доказательств заключения договора перевозки с ответчиком.

На основании правового анализа имеющихся в деле доказательств суд первой инстанции правомерно указал, что сведений о том, что Предприниматель принял груз к перевозке, не имеется.

Учитывая, что акт, которым зафиксирован факт порчи товара, составлен Обществом в одностороннем порядке, без участия водителя и Предпринимателя, суд обоснованно не принял данный документ в качестве достоверного доказательства.

Таким образом, суд правомерно указал, что истец не доказал вину ответчика в причинении Обществу ущерба, а также причинно-следственную связь между действиями ответчика и предполагаемыми убытками.

Исковые требования о взыскании задолженности по договору на транспортно-экспедиционное обслуживание при перевозке грузов автомобильным транспортом подлежат удовлетворению, поскольку имеет место факт отказа от заявки на перевозку спорного груза, наличие задолженности подтверждено.

Исполнитель и Заказчик заключили договор на транспортно-экспедиционное обслуживание при перевозке грузов автомобильным транспортом, по условиям которого исполнитель принял на себя обязательства доставить вверенный ему груз в пункт назначения согласно заявке заказчика, сдать уполномоченному на получение груза лицу, а заказчик — уплатить за перевозку груза установленную плату. Стороны оформили договор-заявку на перевозку груза, на перевозку оформлена товарно-транспортная накладная, в соответствии с которой водитель принял груз к перевозке.

В связи с отказом грузополучателя от приемки груза исполнитель запросил у заказчика адрес переадресовки.

Вышеназванная перевозка была выполнена, груз сдан грузополучателю, что подтверждается товарной накладной.

Поскольку ответчик не оплатил исполнителю стоимость перевозки груза, истец обратился в суд с иском.

Суд первой инстанции в решении, оставленном без изменения судами вышестоящих инстанций, удовлетворил иск.

Суд первой инстанции указал, что между сторонами фактически возникли отношения по перевозке груза, которые регулируются договором, договорами-заявками и нормами главы 40 ГК РФ.

Как следует из материалов дела, истец во исполнение договора и договора-заявки фактически приступил к выполнению заказанной перевозки, о чем свидетельствуют имеющиеся в деле товарно-транспортные накладные.

Как указано судами, факт оказания услуг по перевозке груза, наличие соглашения сторон о размере провозной платы подтверждены материаламидела. Доказательств оплаты этих услуг ответчик не представил.

Ответственность перевозчика за сохранность груза возникает только при принятии его к перевозке и выдаче отправителю груза транспортной накладной или иного документа, предусмотренного соответствующим транспортным уставом или кодексом. При этом, заключение договора перевозки груза подтверждается составлением и выдачей отправителю груза транспортной накладной. Вместе с тем, договор-заявка на перевозку груза не является документом, свидетельствующим о передаче груза и получении его ответчиком.

Между Покупателем (истец) и Поставщиком заключен договор поставки груза. Истец направил в адрес Поставщика письмо, согласно которому просил в целях обеспечения сохранности груза на условиях самовывоза со складов третьих лиц, оформить доверенности от имени Поставщика на водителей ответчика; указал, что последние при получении товара будут действовать отимени и в интересах истца, а товар, полученный ими, следует считать как полученный истцом.

Между истцом и ответчиком заключен договор-заявка на перевозку груза автомобильным транспортом.

Водитель ответчика получил со склада третьего лица груз, но не доставил его Покупателю, что послужило основанием для обращения в суд с требованием возмещения ущерба.

Суд отказал в удовлетворении исковых требований, сославшись на отсутствие доказательств, подтверждающих факт оказания истцу транспортных услуг ответчиком.

Суд также указал, что истец должен доказать как факт передачи ответчику груза к перевозке, так и факт причинения ему ущерба в результате ненадлежащего исполнения последним обязательств по перевозке; вместе с тем, договор-заявка не содержит сведений о передаче груза ответчику.

Требование о взыскании ущерба, причиненного недостачей груза, удовлетворено, поскольку после принятия груза к перевозке и до выдачи его грузополучателю перевозчик несет ответственность за несохранность груза, доказательства отсутствия вины перевозчика в недостаче груза не представлены.

Между истцом и ответчиком заключен договор перевозки грузов автомобильным транспортом. Договором предусмотрено право истца привлекать третьих лиц для исполнения своих обязательств экспедитора.

С целью выполнения обязательств по перевозке груза истец заключил с предпринимателем (выступившим в качестве перевозчика) договор-заявку наперевозку груза.

Часть принятого перевозчиком у экспедитора груза была утрачена в процессе перевозки.

Полагая, что ущерб образовался в результате ненадлежащего исполнения предпринимателем обязательств по договору-заявке на перевозку груза, истец обратился в суд с иском.

Суд первой инстанции в решении, оставленным без изменения апелляционной коллегией, указал на правомерность требований истца, сославшись на то, что перевозчик должен представить доказательства того, что им приняты исчерпывающие меры по обеспечению сохранности груза, а его утрата произошла вследствие непредотвратимых обстоятельств, которые перевозчик не мог предвидеть.

В данном случае утрата груза имела место после его принятия к перевозке и до выдачи грузополучателю. Ответчик не представил доказательств того, что им были приняты надлежащие меры, исключающие возможность утраты груза во время перевозки.

Исковые требования о взыскании убытков, возникших в результате ненадлежащего оказания услуг по доставке угля, в связи с утратой груза, удовлетворены, поскольку ответчик не представил надлежащих доказательств, подтверждающих отсутствие его вины в неисполнении обязательства по доставке груза в соответствии с договором.

Заказчик (истец) и исполнитель (ответчик) заключили договор об оказании услуг по доставке каменного угля в котельные. Исполнитель принял от истца уголь со склада временного хранения общества для доставки в котельную, однако уголь доставлен не был.

В соответствии с положениями статьи 796 ГК РФ перевозчик несет ответственность за несохранность груза или багажа, происшедшую после принятия его к перевозке и до выдачи грузополучателю, управомоченному им лицу или лицу, управомоченному на получение багажа, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза или багажа произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело.

Ущерб, причиненный при перевозке груза или багажа, возмещается перевозчиком в случае утраты или недостачи груза или багажа — в размере стоимости утраченного или недостающего груза или багажа. Стоимость груза или багажа определяется исходя из его цены, указанной в счете продавца или предусмотренной договором, а при отсутствии счета или указания цены в договоре — исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары.

Апелляционная коллегия, отменяя решение суда первой инстанции, указала, что в представленных истцом товарно-транспортных накладных отсутствует подпись уполномоченного лица с расшифровкой его фамилии, а также штамп грузополучателя.

В рамках уголовного дела, возбужденного по факту хищения угля в отношении водителя, была назначена экспертиза, в заключении которой сделаны выводы о том, что подписи в накладных выполнены не начальником котельной, а другим лицом (лицами). Доказательств, что груз принят со стороны истца иными уполномоченными лицами, суду не представлено.

Размер убытков определен истцом исходя из стоимости приобретения утраченного угля по ценам поставщика. Расходы на приобретение угля в указанной сумме подтверждены копиями счетов-фактур и платежных поручений, свидетельствующих об оплате истцом поставленного угля.

Таким образом, совокупностью представленных в материалы дела доказательств подтверждается как факт причинения истцу убытков в результате ненадлежащего исполнения ответчиком своих обязательств по договору, так и их размер.

Гражданско-правовая ответственность за нарушение обязательств по договору перевозки груза.

Поскольку материалами дела подтверждается факт выполнения истцом перевозки груза, а ответчиком не исполнена обязанность по ее оплате в установленный срок, суд правомерно взыскал с ответчика задолженность и договорную неустойку.

Ответчик ссылался на то, что сумма заявленных истцом пеней вследствие установления в договоре высокого ее процента явно несоразмерна последствиям нарушения ответчиком обязательств по договору перевозки груза. Ответчик частично исполнил свое обязательство по оплате перевозки и не отказывался в дальнейшем произвести полную оплату в соответствии с условиями договора.

Вместе с тем, судом установлено, что расчет неустойки выполнен истцом в соответствии с условиями договора; довод о ее несоразмерности и необходимости уменьшения отклонен судом в связи с тем, что доказательств, подтверждающих явную несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства, вопреки пункту 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 14.07.1997 №17 Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 ГК РФ, не представлено.

Заключение договора перевозки груза, договора фрахтования транспортного средства для перевозки груза

1. Перевозка груза осуществляется на основании договора перевозки груза, который может заключаться посредством принятия перевозчиком к исполнению заказа, а при наличии договора об организации перевозки груза — заявки грузоотправителя, за исключением случаев, указанных в пункте 13 настоящих Правил.

Заключение договора перевозки груза подтверждается транспортной накладной, составленной грузоотправителем (если иное не предусмотрено договором перевозки груза) по форме согласно приложению N 4 (далее — транспортная накладная).

Это интересно:  Как возместить ущерб от залива квартиры

2. Заказ (заявка) подается грузоотправителем перевозчику, который обязан рассмотреть заказ (заявку) и в срок до 3 дней со дня его принятия проинформировать грузоотправителя о принятии или об отказе в принятии заказа (заявки) с письменным обоснованием причин отказа и возвратить заказ (заявку).

3. До заключения договора перевозки груза перевозчик по требованию грузоотправителя представляет документ (прейскурант), содержащий сведения о стоимости услуг перевозчика и порядке расчета провозной платы.

4. Транспортная накладная, если иное не предусмотрено договором перевозки груза, составляется на одну или несколько партий груза, перевозимую на одном транспортном средстве, в 3 экземплярах (оригиналах) соответственно для грузоотправителя, грузополучателя и перевозчика.

Транспортная накладная подписывается грузоотправителем и перевозчиком или их уполномоченными лицами.

(в ред. Постановления Правительства РФ от 30.12.2011 N 1208)

(см. текст в предыдущей редакции)

Любые исправления заверяются подписями как грузоотправителя, так и перевозчика или их уполномоченными лицами.

(в ред. Постановления Правительства РФ от 30.12.2011 N 1208)

(см. текст в предыдущей редакции)

5. В случае погрузки подлежащего перевозке груза на различные транспортные средства составляется такое количество транспортных накладных, которое соответствует количеству используемых транспортных средств.

6. В случае отсутствия всех или каких-либо отдельных записей в разделе Условия перевозки» транспортной накладной применяются условия перевозки грузов, предусмотренные Федеральным законом «Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта» (далее — Федеральный закон) и настоящими Правилами.

Отсутствие записи подтверждается прочерком в соответствующей графе при заполнении транспортной накладной.

7. При объявлении грузоотправителем ценности груза груз принимается к перевозке в порядке, установленном настоящими Правилами, с указанием в пункте 5 транспортной накладной его ценности. Объявленная ценность не должна превышать действительной стоимости груза.

8. Перевозка груза с сопровождением представителя грузовладельца, перевозка груза, в отношении которого не ведется учет движения товарно-материальных ценностей, осуществляется транспортным средством, предоставляемым на основании договора фрахтования транспортного средства для перевозки груза (далее — договор фрахтования), заключаемого, если иное не предусмотрено соглашением сторон, в форме заказа-наряда на предоставление транспортного средства по форме согласно приложению N 5 (далее — заказ-наряд).

9. Заказ-наряд подается фрахтователем фрахтовщику, который обязан рассмотреть заказ-наряд и в срок до 3 дней со дня его принятия проинформировать фрахтователя о принятии или об отказе в принятии заказа-наряда с письменным обоснованием причин отказа и возвратить заказ-наряд.

10. Изменение условий фрахтования в пути следования отмечается фрахтовщиком (водителем) в графе 11 «Оговорки и замечания фрахтовщика» заказа-наряда.

11. При отсутствии всех или каких-либо отдельных записей в заказе-наряде, касающихся условий фрахтования, применяются условия, предусмотренные Федеральным законом и настоящими Правилами.

Отсутствие записи подтверждается прочерком в соответствующей графе заказа-наряда.

12. Заказ-наряд составляется в 3 экземплярах (оригиналах), подписанных фрахтователем и фрахтовщиком, а в случае если фрахтователь и фрахтовщик являются юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями, экземпляры заказа-наряда также заверяются печатями фрахтователя и фрахтовщика. Первый экземпляр заказа-наряда остается у фрахтователя, второй и третий — вручаются фрахтовщику (водителю). Третий экземпляр заказа-наряда с необходимыми отметками прилагается к счету за фрахтование транспортного средства для перевозки груза и направляется фрахтователю.

13. Любые исправления в заказе-наряде заверяются подписями и печатями как фрахтователя, так и фрахтовщика.

14. В случае погрузки подлежащего перевозке груза на различные транспортные средства составляется такое количество заказов-нарядов, которое соответствует количеству используемых транспортных средств.

15. Оформление транспортной накладной или заказа-наряда в случае перевозки грузов для личных, семейных, домашних или иных не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности нужд осуществляет перевозчик (фрахтовщик) по согласованию с грузоотправителем (фрахтователем), если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 апреля 2013 г. N 15497/12 Суд отменил принятые ранее по делу судебные решения и направил дело на новое рассмотрение, поскольку в соответствии с Конвенцией о договоре международной дорожной перевозки грузов перевозчик обязан возместить ущерб, вызванный полной или частичной потерей груза, размер которого определяется на основании стоимости груза в месте и во время принятия его для перевозки

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Иванова А.А.;

членов Президиума: Абсалямова А.В., Амосова С.М., Андреевой Т.К., Бабкина А.И., Бациева В.В., Завьяловой Т.В., Иванниковой Н.П., Козловой О.А., Маковской А.А., Павловой Н.В., Першутова А.Г., Сарбаша С.В., Слесарева В.Л., Юхнея М.Ф. —

Заслушав и обсудив доклад судьи Павловой Н.В., Президиум установил следующее.

Между обществом с ограниченной ответственностью «МИА Транс» (экспедитором; далее — общество «МИА Транс») и обществом с ограниченной ответственностью «Сентябрь» (клиентом; далее — общество «Сентябрь») 05.10.2010 заключен договор транспортной экспедиции (далее — договор), в соответствии с которым экспедитор принял на себя обязательства за вознаграждение и за счет клиента оказывать ему услуги, связанные с перевозкой груза клиента на основании письменной заявки.

Согласно пунктам 1.2 и 1.4 договора экспедитор обязан принять у клиента либо лица, указанного клиентом в заявке в качестве отправителя, груз по весу, объему и количеству мест, используя для этого третьих лиц, и выдать клиенту либо лицу, указанному клиентом в качестве получателя, груз в пункте назначения.

Из пункта 3.1 договора следует, что экспедитор вправе от своего имени и в интересах клиента заключать договоры с третьими лицами.

При согласовании заявки экспедитор сообщил клиенту марку и номер транспортного средства, предоставляемого под погрузку, — автомобиль РЕНО О 972 МУ 39, а также сведения о водителе.

При перевозке по территории Литвы произошла частичная утрата груза, в связи с этим была составлена новая накладная CMR на меньшую партию груза.

При разгрузке товара на складе общества «Сентябрь» в Москве установлено, что груз прибыл не в полном объеме; заместитель заведующего складом Байкеев Х.В., главный бухгалтер Гавриш Г.Н., кладовщик Клечкин Д.В. и бухгалтер-ревизор Веселова А.С. составили акт от 22.10.2010 № 1 об установлении расхождений по количеству и качеству при приемке импортных товаров.

Кроме того, названными лицами 22.10.2010 подписан акт, удостоверяющий факты несанкционированного проникновения в перевозивший груз автомобиль (вскрытия прицепа, где находился товар, неустановленными лицами) и возбуждения уголовного дела о хищении товара.

В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, к участию в деле привлечено общество «ЛСВ-Транс».

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановлением от 24.01.2012 отменил постановление от 12.09.2011, дело направил на новое рассмотрение в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд, указав, что судом неправильно применены нормы права, подлежащие применению к спорным правоотношениям, а именно: к определению размера ответственности перевозчика следовало применять нормы специального Федерального закона от 30.06.2003 № 87-ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности» (далее — Закон № 87-ФЗ), регламентирующие ответственность экспедитора при оказании экспедиционных услуг, связанных с перевозками грузов в международном сообщении, предусматривающие, что ответственность экспедитора за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза при таком сообщении не может превышать две расчетные единицы за килограмм общего веса утраченного, недостающего или поврежденного (испорченного) груза, если более высокая сумма не возмещена лицом, за которое отвечает экспедитор (пункт 2 статьи 7). Упущенная выгода, по мнению суда кассационной инстанции, подлежит возмещению в полном объеме, но не более чем в размере ответственности, установленном этим Законом (пункт 5 статьи 7).

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановлением от 18.07.2012 постановление от 29.03.2012 оставил без изменения.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора постановлений от 29.03.2012 и от 18.07.2012 общество «МИА Транс» просит их отменить, ссылаясь на нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм материального и процессуального права, существенное нарушение прав и законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Заявитель полагает, что в части определения размера ущерба суды применили законодательство, которое не подлежит применению, поскольку, по его мнению, в настоящем деле следует применить Конвенцию о договоре международной дорожной перевозки грузов, заключенную 19.05.1956 в Женеве (далее — Женевская конвенция, Конвенция), а не внутреннее право Российской Федерации.

Общество «ЛСВ-Транс» в отзыве на заявление просит оставить обжалуемые судебные акты без изменения.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении и отзыве на него, Президиум считает, что оспариваемые судебные акты подлежат отмене, дело — направлению на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Предметом иска по настоящему делу является взыскание с ответчика убытков, причиненных утратой груза при международной автомобильной перевозке, оформленной международной товарно-транспортной накладной CMR.

Суды при определении размера ущерба, причиненного несохранной перевозкой груза, исходили из правомерности применения к спорным правоотношениям российского права — положений Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс) о договоре транспортной экспедиции и Закона № 87-ФЗ.

При этом суды отклонили доводы общества «Сентябрь» о необходимости применения к спорной перевозке положений Конвенции. В обоснование такой позиции суд кассационной инстанции указал, что исковые требования общества «Сентябрь» основаны на положениях главы 41 Гражданского кодекса и Закона № 87-ФЗ, поскольку названный Закон устанавливает конкретную ответственность за утрату груза при оказании экспедиторских услуг, связанных с перевозками грузов в международном сообщении, в то время как Конвенция регулирует вопросы ответственности перевозчика, связанной с ненадлежащим исполнением договора перевозки груза.

Однако при рассмотрении спорного вопроса настоящего дела судам необходимо было учесть следующее.

В соответствии со статьей 803 Гражданского кодекса, если экспедитор докажет, что нарушение обязательства вызвано ненадлежащим исполнением договоров перевозки, ответственность экспедитора перед клиентом определяется по тем же правилам, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик.

Согласно части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Статьей 7 Гражданского кодекса определено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются в соответствии с Конституцией Российской Федерации составной частью правовой системы Российской Федерации (пункт 1). Международные договоры Российской Федерации применяются к отношениям, указанным в пунктах 1 и 2 статьи 2 этого Кодекса, непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание внутригосударственного акта (пункт 2). Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены гражданским законодательством, применяются правила международного договора (пункт 3).

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо «пункт 3» имеется в виду «абзац 2 пункта 2»

Женевская конвенция вступила в силу 02.07.1961, СССР присоединился к ней 02.09.1983, то есть для Советского Союза Конвенция вступила в силу 01.12.1983 (Российская Федерация участвует в конвенции как государство — продолжатель СССР (нота Министерства иностранных дел Российской Федерации).

Следовательно, в соответствии со статьей 15 Конституции Российской Федерации, статьями 7 и 803 Гражданского кодекса к ответственности экспедитора при ненадлежащем исполнении договора международной перевозки подлежат применению нормы Конвенции.

Как усматривается из судебных актов и подтверждается материалами дела, перевозка спорного груза осуществлялась из Калининграда в Москву транзитом через территории Литовской Республики (присоединилась к Конвенции 17.03.1993) и Республики Беларусь (присоединилась к Конвенции 05.04.1993) по накладным CMR, оформленным в соответствии с Конвенцией и содержащим ссылку на данную конвенцию.

Согласно части 1 статьи 1 Женевской конвенции она применяется ко всякому договору дорожной перевозки грузов за вознаграждение посредством транспортных средств, когда место погрузки груза и место доставки груза, указанные в контракте, находятся на территории двух различных стран, из которых по крайней мере одна является участницей конвенции. Применение конвенции не зависит от местожительства и национальности заключающих договор сторон.

По смыслу положений Конвенции именно местонахождение пунктов погрузки и доставки в различных государствах является определяющим основанием для применения к договору дорожной перевозки грузов положений конвенции (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.09.2003 № 7127/03).

Буквальное толкование положений Конвенции позволяет сделать вывод о том, что транзитные перевозки, осуществляемые через территорию иностранного государства, в сферу ее применения не попадают.

Кроме того, в Венской конвенции содержится такое понятие, как «коренное изменение обстоятельств» (статья 62), относящееся к международно признанной клаузуле rebus sic stantibus (оговорке о неизменности обстоятельств).

При разрешении данного дела необходимо принимать во внимание следующие обстоятельства.

Женевская конвенция была принята в 1956 году, в период существования СССР, когда территория Калининградской области не была отделена от единой территории государства. После распада СССР Калининградская область вошла в состав Российской Федерации, однако оказалась отделенной от остальной территории Российской Федерации территориями Литовской Республики и Республики Беларусь.

Это интересно:  Расчет через банковскую ячейку при альтернативной сделке

В настоящее время автомобильные перевозки из Калининграда в остальные субъекты Российской Федерации осуществляются посредством транзитного наземного сообщения через Литву и Беларусь, в связи с чем сопровождаются дополнительными организационными и временными затратами перевозчиков, обусловленными пересечением государственных и таможенных границ государств, необходимостью соблюдения иностранного законодательства (пограничного, таможенного, фитосанитарного, налогового и другого), в том числе требований иностранных государств о необходимости оформления накладных CMR при таких перевозках, а также рисками рассмотрения происшествий по праву иностранного государства. Эти обстоятельства отличают такие перевозки от внутренних перевозок, осуществляемых по территории Российской Федерации, и увеличивают их стоимость по сравнению с аналогичными по протяженности внутренними перевозками.

Между тем по смыслу общепризнанных норм международного права и международных договоров Российской Федерации, заключенных в области международных перевозок, подобные транзитные перевозки считаются международными (Конвенция для унификации некоторых правил международных воздушных перевозок, заключенная 28.05.1999 в Монреале, Конвенция об унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, заключенная 12.10.1929 в Варшаве и др.).

Это подтверждается и положениями статьи 1 Федерального закона от 24.07.1998 № 127-ФЗ «О государственном контроле за осуществлением международных автомобильных перевозок и об ответственности за нарушение порядка их выполнения», согласно которым к категории международных автомобильных перевозок относится проезд груженого или негруженого транспортного средства, принадлежащего российскому перевозчику, с территории Российской Федерации на территорию иностранного государства и обратно, либо на территорию Российской Федерации транзитом через территорию иностранного государства, либо с территории одного иностранного государства на территорию другого иностранного государства транзитом через территорию Российской Федерации, а также проезд груженого или негруженого транспортного средства, принадлежащего иностранному перевозчику, на территорию Российской Федерации и обратно либо транзитом через территорию Российской Федерации.

Таким образом, системное и телеологическое толкование статьи 1 Женевской конвенции в соответствии с положениями Венской конвенции, принятие во внимание коренного изменения обстоятельств (изменение государственных границ Российской Федерации по сравнению с границами СССР), оформление перевозки по накладной CMR позволяют сделать вывод о том, что в настоящем деле при привлечении ответчика к ответственности за несохранную международную перевозку груза суды должны были применять положения Женевской конвенции. Иное толкование положений этой Конвенции способно привести к результатам, которые являются явно абсурдными и неразумными (в частности, к лишению грузоотправителей/грузополучателей права на эффективную судебную защиту, соразмерную компенсацию в силу занижения суммы компенсируемого ущерба по нормам национального права при более высокой стоимости самой перевозки для грузоотправителя по сравнению с внутренними перевозками).

С учетом изложенного подхода при определении размеров ответственности перевозчика по международной перевозке согласно Женевской конвенции необходимо иметь в виду следующее.

В соответствии со статьей 23 Конвенции перевозчик обязан возместить ущерб, вызванный полной или частичной потерей груза, размер которого определяется на основании стоимости груза в месте и во время принятия его для перевозки. Стоимость груза определяется на основании биржевой котировки или, за отсутствием таковой, на основании текущей рыночной цены. При отсутствии и той и другой — на основании обычной стоимости товара такого же рода и качества, однако в силу положений дополнительного Протокола к Женевской конвенции от 05.07.1978 (далее — протокол) в любом случае размер возмещения не должен превышать 8,33 единицы специальных прав заимствования за 1 килограмм недостающего веса брутто (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.09.2003 № 7127/03).

При этом размер ответственности перевозчика должен рассчитываться на основе положений протокола исходя из сложившейся практики применения протокола в форме признания за его нормами статуса обычных международно-правовых норм, а также в связи с тем, что в настоящее время золотой франк не является международной расчетной единицей и эквивалентом валют мира, определение механизма пересчета золотых франков в национальную валюту затруднительно, и, кроме того, применение золотого франка в качестве эквивалента утраты груза приведет к возложению неоправданно высокого бремени на перевозчика, так как курс золотого франка значительно выше курса специальных прав заимствования, которые в настоящее время выступают в качестве эквивалента валют. При расчете ответственности на основе золотого франка она возрастет приблизительно в 11 раз, что явно не соответствует критерию экономической обоснованности и приводит к умалению прав участников экономического оборота.

При названных обстоятельствах оспариваемые судебные акты нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права, права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципами нормам международного права, международным договорам Российской Федерации, поэтому в соответствии с пунктами 1, 2, 3 части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене.

Дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если для этого нет других препятствий.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 2 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

Направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Калининградской области.

Обзор документа

Клиент хотел, чтобы экспедитор возместил ему убытки, вызванные частичной утратой груза при транспортировке. Товар перевозился автомобилем из Калининграда в Москву транзитом через Литву и Беларусь по накладным CMR, оформленным в соответствии с Женевской Конвенцией о договоре международной дорожной перевозки грузов и содержащим ссылку на нее.

Президиум ВАС РФ решил, что размер ущерба следовало определять на основе положений указанной конвенции, а не внутреннего российского права.

По буквальному толкованию конвенции в сферу ее применения не попадают транзитные перевозки, осуществляемые через территорию иностранного государства. Но следует учитывать коренное изменение обстоятельств. Конвенцию приняли в период существования СССР, когда Калининградская область не была отделена от единой территории государства. Сейчас же автомобильные перевозки из Калининграда в российские регионы осуществляются транзитом через Литву и Беларусь. По смыслу общепризнанных норм международного права и международных договоров России в области международных перевозок подобные транзитные перевозки считаются международными. Иное толкование лишило бы грузоотправителей (грузополучателей) права на эффективную судебную защиту, на соразмерную компенсацию (при более высокой стоимости перевозки сумма компенсируемого ущерба была бы ниже).

Согласно конвенции размер ущерба, вызванного потерей грузов, определяется на основании их стоимости в месте и во время принятия для перевозки. В силу дополнительного протокола к конвенции в любом случае сумма возмещения не должна превышать 8,33 единицы специальных прав заимствования за 1 кг недостающего веса брутто. При этом размер ответственности перевозчика должен рассчитываться на основе положений протокола, несмотря на отсутствие его ратификации со стороны СССР и России.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Верховный суд выпустил обзор практики по перевозкам грузов

Смотрите также:

Верховный суд РФ обобщил сложившуюся за последнее время практику по спорам, связанным с транспортными грузоперевозками. В документе рассмотрены вопросы определения вины в порче или утрате груза, особенности определения сроков задержки доставки к месту назначения, порядок определения ущерба, а также другие проблемы, на которых мы остановимся в нашем кратком обзоре.

Верховный суд РФ опубликовал «Обзор судебной практики по спорам, связанным с перевозками грузов и транспортной экспедиции», утвержденный 20 декабря 2017 года. В документ, который насчитывает 30 странц, вошли наиболее интересные и важные, на взгляд ВС РФ, выводы, сделанные судами в 2017 году. Все дела в документе объеденены одной общей темой: перевозка грузов и транспортная экспедиция. Приводим подробнее некоторые особенно интересные выводы судей, на которых заострил внимание ВС РФ.

Упаковка груза: чья вина в ее отсутствии

В качестве примера спора об упаковке груза Верховный суд рассмотрел спор между организацией-отправителем и компанией-перевозчиком, которые заключили договор о транспортировке легкового транспорта на специальном автомобиле — открытом автовозе. В результате по дороге одна из перевозимых машин оказалась повреждена из-за попавшего в нее камня. Камень вылетел из-под колес встречного транспорта и разбил лобовое стекло машины. Отправитель груза счел происшествие виной перевозчика и потребовал возместить ущерб. Суды к единому мнению не пришли, и дело пришлось разбирать Верховному суду, который и вспомнил об упаковке. Судьи указали, что именно отправитель должен был надлежащим образом упаковать свое имущество и защитить его от внешнего воздействия. Раз организация этого не сделала, значит, самостоятельно приняла на себя все риски, связанные с отсутствием надлежащей упаковки. Поскольку перевозчик смог доказать в суде, что надлежащая упаковка могла бы предотвратить повреждение машины, суд отказал во взыскании ущерба и переложил всю ответственность на хозяина груза — организацию-отправителя.

Утрата груза

Верховный суд рассмотрел ситуацию, при которой груз был испорчен по причине того, что грузовой автомобиль попал в ДТП. Виновником поисшествия оказался водитель другой машины, который не справился с управлением и выехал на встречную полосу. Но суды, включая ВС РФ, решили, что перевозчик обязан возмещить ущерб, так как по нормам статьи 796 Гражданского кодекса РФ он несет ответственность за сохранность груза, независимо от наличия его вины в произошедшем. От такой ответственности перевозчика может освободить только форс-мажор. По мнению Верховного суда, авария на дороге к таким непредвиденным обстоятельствам (форс-мажору) не относится. Как указали судьи, профессиональный перевозчик «не может не знать о рисках, связанных с дорожно-транспортными происшествиями». Поэтому в случае аварии с участием грузового автомобиля риск утраты груза несет именно компания-перевозчик.

Правильное определение массы груза — это очень важный момент в отношениях грузоотправителя и перевозчика. Об этом также напомнил Верховный суд. Как указали судьи, на практике довольно часто возникают ситуации, когда компании-перевозчики намеренно неверно определяют вес груза. Они делают это для увеличения стоимости перевозки. Аналогичные действия предпринимают и организации-грузоотправители, только с противоположной целью — они хотят сделать перевозку дешевле. В результате это влияет на нагрузку транспорта, а значит, может привести к ДТП.

Поэтому Верховный суд отметил, что правильный вес определяется одновременно грузоотправителем и перевозчиком с учетом погрешности в расчетах и не должен иметь расхождений. Такую погрешность перевозчик должен установить для разных типов грузов и утвердить ее. Как отмечают судьи:

Допустимая погрешность, не являясь абсолютной и неизменной величиной, определяется исходя из сложившихся коммерческих обычаев, свойств груза, а также обстоятельств конкретной перевозки и подлежит доказыванию сторонами по общим правилам, предусмотренным процессуальным законодательством.

Именно на это значение должны опираться арбитры, если спор, связанный с массой груза, дойдет до суда. Что касается железнодорожных перевозок, то Верховный суд указал, что штрафы, предусмотренные Уставом железнодорожного транспорта, за искажение сведений о массе груза в транспортной накладной могут быть снижены в судебном порядке при доказанности соответствующих обстоятельств.

Транспортная экспедиция

Верховный суд уделил в обзоре особое внимание понятию «транспортная экспедиция». Судьи определили, что по нормам гражданского законодательства компания-экспедитор не может нести

ответственность за утрату, недостачу или повреждение груза перевозчиком, если в силу договора экспедитор обязан выполнять лишь функцию агента.

Однако фактически экспедитор является отправителем груза. Он действует от лица другой организации или ИП по договору, в котором указаны сам груз и место его назначения. Судьи считают, что экспедитор обязан осмотрительно подходить к выбору организации-перевозчика. Именно экспедитор принимает у отправителя груз и фактически принимает на себя обязательства по его доставке. При этом, если экспедитор перевозит груз своими силами, то он не является агентом и несет ответственность в полной мере, как организация-перевозчик. Однако если экспедитор нанял железнодорожного перевозчика, но при транспортировке груза вагоны сошли с рельс, у него нет обязанности возместить ущерб отправителю груза.

Нарушение сроков перевозки

Кроме того, ВС РФ рассмотрел несколько дел о нарушении сроков перевозки железнодорожным транспортом, по результатам которых судьи сделали следующие выводы.

  • Если железнодорожный перевозчик нарушил сроки отправки вагонов, то владелец железнодорожных путей имеет право требовать с перевозчика компенсацию причиненных убытков.
  • При задержке вагонов, не принадлежащих перевозчику, на железнодорожных путях общего пользования по причинам, зависящим от грузоотправителей, грузополучателей или владельцев путей необщего пользования, они вносят перевозчику плату за занятие путей общего пользования, даже если этого пункта нет в договоре.
  • Владелец вагона, являющийся оператором подвижного состава, может потребовать штраф за задержку принадлежащего ему вагона под погрузкой или выгрузкой.

Сроки исковой давности

Судьи ВС РФ напомнили, что срок исковой давности по требованию экспедитора к перевозчику начинает течь с момента, определенного в транспортных уставах и кодексах РФ. Он может быть приостановлен на время, необходимое сторонам для соблюдения претензионного порядка разрешения спора. Кроме того, ВС РФ конкретизировал сроки давности в некоторых обстоятельствах:

  • требования о возврате необоснованно списанной платы за перевозку — срок давности составляет 1 год;
  • требования исполнителя по договору о предоставлении в пользование вагонов к заказчику о взыскании неустойки за простой — срок давности составляет 3 года.
Это интересно:  Госпошлина ГПК: особенности уплаты государственного сбора

По общему правилу специальный срок давности 1 год не распространяется на требования по главе 59 ГК РФ «Обязательства вследствие причинения вреда» . В этом случае нужно применять срок давности 3 года.

Судебная практика: Международная дорожная перевозка грузов

МЕЖДУНАРОДНАЯ ДОРОЖНАЯ ПЕРЕВОЗКА ГРУЗОВ

Конвенция о договоре международной дорожной перевозки грузов (КДПГ) была разработана под эгидой Комитета по внутреннему транспорту Европейской экономической комиссии Организации Объединенных Наций в 1956 г.

КДПГ объединяет сложившиеся в мировой практике правила и обычаи, касающиеся заключения и исполнения договора перевозки, а также содержит нормы, устанавливающие ответственность сторон за ненадлежащее исполнение условий договора.

Споры, вытекающие из договора перевозки, рассматриваются хозяйственным судом с применением норм КДПГ в том случае, когда место погрузки груза и место доставки груза, указанные в контракте, находятся на территории двух различных стран, из которых по крайней мере одна является участницей КДПГ.

Рассмотрим некоторые судебные споры, связанные с применением КДПГ.

Хозяйственный суд признал неправомерными действия перевозчика по прекращению договорных обязательств в одностороннем порядке.

Перевозчик обратился в хозяйственный суд с иском о взыскании с заказчика перевозки стоимости выполненной перевозки, сумму оплаты вынужденного простоя автомобиля, сумму оплаты за излишне перевезенный груз и накладных расходов.

В обоснование заявленных требований перевозчик указал следующее. Между истцом и ответчиком был заключен договор международной перевозки грузов. Во исполнение договорных обязательств от грузоотправителя принята продукция общим весом 2,4 тонны.

В графе 18 CMR-накладной перевозчиком была учинена надпись следующего содержания: «Груз загружен отправителем. Нарушена упаковка».

При пересечении границы водитель перевозчика произвел весовой контроль автомобиля. Согласно протоколу нагрузка на оси автомобиля была не одинакова и вес груза превышал вес, заявленный в CMR-накладной.

Перевозчик приостановил грузоперевозку и направил заказчику претензию с указанием на то, что перевозка приостановлена вследствие наличия излишнего груза. На предложение продолжить перевозку истец ответил отказом и проинформировал заказчика о размещении груза на складе временного хранения.

В обоснование правомерности одностороннего отказа от исполнения договорных обязательств перевозчик сослался на п.3 ст.386 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК), которым предусмотрена возможность прекращения обязательств вследствие обстоятельств, за которые отвечает другая сторона.

Суд отказал в удовлетворении исковых требований, признав их незаконными и необоснованными по следующим основаниям.

Согласно ст.8 КДПГ при принятии груза к перевозке перевозчик обязан проверить правильность записей, сделанных в накладной относительно числа грузовых мест, маркировки и нумерации мест, а также внешнее состояние груза и его упаковки. Если перевозчик не имеет возможности проверить правильность записей, он должен вписать в накладную обоснованные оговорки.

Согласно заявке на перевозку груза водитель обязан контролировать распределение груза по осям и вес груза у отправителя. Данное обязательство водителем перевозчика не выполнено, вес груза не проверен, соответствующих отметок в СMR-накладной не сделано.

В графе 18 CMR-накладной содержится только оговорка водителя относительно нарушения отправителем упаковки груза. Значит, иных нарушений, в том числе и перегруз транспортного средства, водителем не выявлено.

Таким образом, приняв груз к перевозке в объеме и весом, указанным в CMR-накладной, перевозчик принял на себя риск, связанный с перегрузом автомобиля, и, следовательно, возложение ответственности на заказчика перевозки является неправомерным.

Статьей 290 ГК определено, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а в отсутствие таких условий и требований — в соответствии с обычно предъявленными требованиями.

Согласно ст.291 ГК односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, если иное не вытекает из законодательства или договора.

В соответствии с п.1 ст.14 КДПГ, если по какой-либо причине выполнение договора на определенных в накладной условиях является или становится невозможным до прибытия груза к месту, предназначенному для сдачи груза, перевозчик обязан запросить инструкции у лица, имеющего право распоряжаться грузом, в соответствии с положениями ст.12 КДПГ. Таким образом, КДПГ содержит правовую норму, отличную от общего правила об одностороннем прекращении обязательств.

Кроме того, как было установлено в судебном заседании и подтверждено соответствующими документами, перевозчик проинформировал заказчика о недостоверности сведений, указанных в CMR-накладной относительно веса груза, уже после того, как начала осуществляться доставка груза получателю. Следовательно, на момент запроса перевозчиком инструкций у заказчика доставка груза была просрочена.

Некачественное размещение в автофургоне перевозимого груза повлекло его повреждение при транспортировке. Перевозчик признан виновным в причинении ущерба.

Грузоотправитель обратился в суд с иском к перевозчику о взыскании ущерба, причиненного несохранной перевозкой груза.

Как установлено в ходе судебного разбирательства, между сторонами спора был заключен договор на выполнение международной перевозки груза. В соответствии с п.3 договора заказчик направил перевозчику заявку на транспортировку стекла по маршруту Италия-Беларусь, которая была принята перевозчиком к исполнению.

В заявке на перевозку груза в качестве обязательного условия указана обязанность водителя перевозчика внимательно распределить вес по осям, иметь 6 ремней для дополнительного крепления, закрепить груз, обязательно включить в документы (CMR-накладные) металлические стойки для транспортировки стекла.

Грузополучателю груз был доставлен поврежденным. Согласно акту экспертизы бой стекла образовался при транспортировке товара из-за некачественной загрузки внутри автофургона.

В соответствии со ст.17 КДПГ перевозчик несет ответственность за полную или частичную утрату груза или за его повреждение, происшедшее с момента принятия груза к перевозке и до момента его сдачи.

В силу ст.18 КДПГ бремя доказательства того, что утрата груза, его повреждение произошли по вине правомочного по договору лица, вследствие его инструкции или обстоятельств, избегнуть которые перевозчик не мог и последствия которых он не мог предотвратить, лежит на перевозчике.

Статьей 290 ГК установлено, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

Перевозчиком не представлено доказательств надлежащего исполнения обязательств по договору и отсутствия вины в повреждении груза.

В соответствии с условиями договора перевозки перевозчик обязан контролировать силами водителя транспортного средства внешнее состояние упаковки, порядок и процесс погрузки (выгрузки). В противном случае перевозчик обязан, не покидая места погрузки, произвести необходимые отметки во всех экземплярах CMR-накладной. Согласно заключению эксперта бой стекла образовался при транспортировке товара из-за некачественной загрузки внутри автофургона, что свидетельствует о ненадлежащем контроле перевозчика за процессом погрузки. Какие-либо отметки в CMR-накладной о ненадлежащей погрузке груза перевозчиком сделаны не были. Кроме того, в нарушение договора перевозчиком не полностью соблюдены условия полученной заявки: вместо 6 ремней дополнительного крепления груз был закреплен 5 ремнями, что, возможно, явилось причиной смещения и повреждения груза при перевозке.

Получателем груза нарушен установленный ст.30 КДПГ порядок принятия груза и направления претензии относительно качества выполненной перевозки.

Экспедитор обратился в суд с иском к перевозчику о взыскании с него убытков, причиненных повреждением перевозимого груза.

Истец указал, что в соответствии с договором об организации международных автомобильных перевозок он направил ответчику транспортный заказ на перевозку груза.

При приемке груза получатель обнаружил, что водителем самостоятельно, во избежание перегруза по осям, была произведена разборка паллет и перераспределен груз, вследствие чего произошло нарушение целостности паллет и загрязнение перевозимого груза.

Микробиологической экспертизой установлена непригодность груза для дальнейшего целевого использования.

Таким образом, сумма иска была определена в размере стоимости испорченного груза.

Суд отказал в удовлетворении заявленных требований, исходя из следующего.

В нарушение требований КДПГ грузополучатель при получении груза не сделал соответствующих оговорок в CMR-накладной и не приостановил выгрузку. Проведение экспертизы было выполнено получателем в одностороннем порядке, без уведомления представителей перевозчика. Претензия направлена перевозчику по истечении установленного КДПГ семидневного срока. Таким образом, в соответствии со ст.30 КДПГ имеется основание для презумпции того факта, что груз был принят получателем в состоянии, описанном в CMR-накладной. Водитель перевозчика действительно произвел перераспределение груза и нарушил целостность паллет, однако причинно-следственная связь между действиями водителя по нарушению транспортной упаковки груза и невозможностью его дальнейшего использования не доказана.

Кроме того, суд указал, что в силу КДПГ экспедитор не является лицом, правомочным предъявлять иск к перевозчику о возмещении убытков, причиненных несохранной перевозкой груза, поскольку он не является стороной в договоре международной перевозки.

Наличие убытков, причиненных несохранной перевозкой, не освобождает заказчика перевозки от обязанности по оплате услуг перевозчика.

Перевозчик обратился в суд с иском к заказчику перевозки о взыскании суммы оплаты за выполненную перевозку.

Ответчик иск не признал, обосновав свой отказ в оплате тем фактом, что перевозчик доставил груз поврежденным, чем причинил заказчику убытки. Ответчик предъявил встречный иск к перевозчику о возмещении ущерба, причиненного несохранной перевозкой.

Удовлетворяя требования перевозчика и отказывая в удовлетворении встречного иска, суд исходил из следующего.

Во исполнение договорных обязательств истец выполнял международную перевозку по маршруту Люксембург-Россия. Во время совершения грузоперевозки лопнула стойка крепления груза, в результате чего произошло его повреждение.

Экспертом совместно с представителем грузополучателя в присутствии водителя составлен акт осмотра грузового автомобиля, в котором указано, что при осмотре деформированных стоек отчетливо видно, что у одной из них вертикальная часть отделилась от горизонтальной по сварному шву, что и явилось причиной навала груза и его уничтожения.

В соответствии со ст.17 КДПГ перевозчик несет ответственность за полную или частичную утрату груза или за его повреждение, происшедшее с момента принятия груза к перевозке и до момента его сдачи, а также за просрочку в доставке.

Перевозчик освобождается от этой ответственности, если утрата груза, его повреждение или просрочка в доставке произошли по вине правомочного по договору лица, вследствие его инструкции, дефекта, свойственного грузу, или обстоятельств, избегнуть которые перевозчик не мог и последствия которых не мог предотвратить.

Перевозчик не освобождается от ответственности за утрату или повреждение груза, если они произошли по причине дефектов транспортного средства, которым он пользуется для осуществления перевозки, или по вине лица, у которого был взят в аренду автомобиль, либо по вине агентов и служащих этого лица.

Как установлено в ходе судебного разбирательства, загрузка транспортного средства производилась грузоотправителем, ему же принадлежат все крепления, в том числе и поврежденная стойка. Перевозчик предоставил свое транспортное средство, однако при погрузке не присутствовал.

Каких-либо оговорок о видимом дефекте крепления груза в СМR-накладной перевозчиком не сделано. Водителя к загрузке не допустили, однако он потребовал поставить дополнительные ремни, что также не выполнено отправителем. Таким образом, в момент принятия груза перевозчику не было известно о возможном дефекте крепления. Вместе с тем дефект не мог быть очевидным или известным перевозчику в момент принятия груза, поскольку вертикальная часть стойки отделилась от горизонтальной по сварному шву только на 10-й день осуществления перевозки во время движения грузовика, что подтверждается показаниями тахографа.

Согласно ст.933 ГК обязательства вследствие причинения вреда возникают при одновременном наличии следующих условий: вреда, явившегося результатом противоправного поведения причинителя вреда, причинной связи между поведением причинителя вреда и наступившим вредом, вины причинителя вреда, за исключением случаев, когда законом предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины последнего.

Суд обоснованно указал, что, поскольку дефекты транспортного средства отсутствуют, причиной уничтожения груза явилась деформация стойки, принадлежащей отправителю, удержание ответчиком оплаты за выполненную перевозку неправомерно.

24.04.2006 г.

Ирина Тютюнова, ведущий специалист управления обеспечения надзора

и обобщения судебной практики Высшего Хозяйственного Суда

Республики Беларусь

Материал подготовлен редакцией журнала «Юрист»

Для более детального изучения см.: 1. Пособие

Статья написана по материалам сайтов: studwood.ru, www.garant.ru, ppt.ru, www.busel.org.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector