+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Вид компенсации за незаконное использование товарного знака по инициативе суда

ООО Р.» является правообладателем товарного знака. Индивидуальный предприниматель осуществлял реализацию товара, на упаковке которого имеются изображения, сходные до степени смешения с товарным знаком правообладателя, а также предлагал к продаже аналогичную продукцию.

ООО «Р.» как правообладатель товарного знака обратилось с иском о взыскании с предпринимателя компенсации, рассчитанной на основании пп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ и заявленной исходя из стоимости права использования товарного знака.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным судом, иск удовлетворен частично. Снижая размер компенсации, суд исходил из однократности нарушения ответчиком одного товарного знака истца и из незначительной стоимости контрафактного товара.

Правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака (пп. 2 п. 4 ст. 1515, п. 3 ст. 1252 ГК РФ). При этом он должен доказать факт правонарушения, не доказывая размера причиненных ему убытков. Размер компенсации определяется судом.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ (Постановление от 13.12.2016 N 28-П) положения пп. 1 ст. 1301, пп. 1 ст. 1311 и пп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК РФ признаны не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой они не позволяют суду при определении размера компенсации в случае нарушения предпринимателем при осуществлении им предпринимательской деятельности одним действием прав на несколько объектов интеллектуальной собственности, определить общий размер компенсации ниже минимального предела, установленного законом, если размер подлежащей выплате компенсации, исчисленной по установленным правилам с учетом возможности ее снижения, многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков и если при этом обстоятельства дела свидетельствуют, в частности, о том, что правонарушение совершено предпринимателем впервые и что использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые принадлежат другим лицам, с нарушением этих прав не являлось существенной частью его предпринимательской деятельности и не носило грубый характер.

Аналогичный подход должен применяться как к размеру компенсации, определяемому по усмотрению суда, так и в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

ООО «Р.» избрало компенсацию, взыскиваемую на основании пп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ, следовательно, снижение ее размера ниже двукратной стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или двукратного размера стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака, возможно только при наличии мотивированного заявления предпринимателя, подтвержденного доказательствами.

Суд при определении размера компенсации не вправе по своей инициативе изменять вид компенсации, избранный правообладателем (п. 35 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 23.09.2015). Однако суды произвольно определили размер компенсации, разделив сумму вознаграждения по лицензионному договору на 12 месяцев способом, не предусмотренным ни пп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ, ни пп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК РФ, немотивированно снизив размер компенсации ниже минимального предела, установленного законом.

Верховный Суд РФ отменил судебные акты по делу и направил дело на новое рассмотрение.

Обзор судебной практики: споры об использовании товарного знака

Смотрите также:

Обзор судебной практики посвящен наиболее заметным решениям в области защиты зарегистрированных товарных знаков. Не секрет, что они, как и другие интеллектуальные права, порой стоят гораздо больше, чем права имущественные. Поэтому судам часто приходится разбирать дела по инициативе правообладателей, заинтересованных в том, чтобы их товарные знаки оставались неприкосновенными.

1. За незаконное использование товарного знака его правообладателю положена денежная компенсация

Правообладатель, чьи исключительные права на товарный знак были нарушены вправе рассчитывать не только на денежную компенсацию за незаконное использование товарного знака, но и на возмещение судебных расходов, понесенных для отстаивания своего права. Так решил Первый арбитражный апелляционный суд.

Суть спора

Индивидуальный предприниматель выиграл судебный процесс против хозяйственного общества о взыскании компенсации в сумме 200 тысяч рублей за неправомерное использование средства индивидуализации (товарного знака) в виде изображения «Харука Хана». Суды двух инстанций удовлетворили исковые требования и постановили взыскать с общества компенсацию и расходы по государственной пошлине в сумме 7 тысяч рублей.

Однако ИП обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с общества судебных расходов на оплату услуг представителя в сумме 35 тысяч рублей. Участие представителя в судебных заседаниях, выполнение представителем обязательств по договору подтверждены документально.

Решение суда

Арбитру отметили, что в силу статьи 101 Арбитражного процессуального кодекса РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом. Как следует из статьи 106 АПК РФ, к судебным издержкам, связанным с рассмотрением дела в арбитражном суде, относятся денежные суммы, подлежащие выплате экспертам, специалистам, свидетелям, переводчикам, расходы, связанные с проведением осмотра доказательств на месте, расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей), а также расходы юридического лица на уведомление о корпоративном споре в случае, если федеральным законом предусмотрена обязанность такого уведомления, и другие расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде.

Как следует из информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13.08.2004 N 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», при определении разумных пределов расходов на оплату услуг представителя могут приниматься во внимание, в частности: нормы расходов на служебные командировки, установленные правовыми актами, стоимость транспортных услуг, время, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист, имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг, а также продолжительность рассмотрения и сложность дела. Доказательства, подтверждающие разумность расходов на оплату услуг представителя, должна представить сторона, требующая возмещения судебных расходов.

Судом в полной мере учтен критерий разумности судебных расходов и соблюден баланс процессуальных прав и обязанностей сторон.

2. Товар с маркировкой чужим товарным знаком продавать запрещено

Запрещено осуществлять оптовую продажу или иное введение в гражданский оборот товаров, на которых размещены чужие товарные знаки без разрешения их правообладателя. Товары, маркированные такими товарными знаками должны быть изъяты из оборота и уничтожены, а за использование товарного знака взыскана компенсация. Так решил Верховный суд РФ.

Суть спора

Компания Тойота Мотор Корпорейшн (Toyota Motor Corporation) обладает исключительным правом на товарный знак «TOYOTA», зарегистрированный по свидетельству Российской Федерации в отношении товаров 07 и 12-го классов Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (МКТУ). Коммерческая организация продавала запасные части оптом и в розницу, маркированные товарным знаком «TOYOTA», не имея на это разрешения правообладателя. Эти запчасти к автомобилям по мнению правообладателя имели признаки контрафактных и были изготовлены без согласия компании. Поэтому Тойота Мотор Корпорейшн обратилась в арбитражный суд с исковым заявлением о запрете реализации этих запчастей, их уничтожении и выплате компенсации.

Решение суда

Судьи указали, что в силу статьи 1252 Гражданского кодекса РФ защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется путем предъявления требования о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Эти требования необходимо предъявлять к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним. Возмещение убытков следует требовать от лиц, неправомерно использовавших результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившим его исключительное право и причинившим ему ущерб.

В соответствии с требованиями статьи 1515 Гражданского кодекса РФ правообладатель может требовать от нарушителя исключительных прав, по своему выбору, вместо возмещения убытков выплаты компенсации: в размере от 10 тысяч до 5 миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения. А также компенсацию в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

Это интересно:  Дарственная на квартиру или завещание - что лучше, дешевле, надежнее и выгоднее оформить и чем они отличаются

3. Контрабанда нарушает исключительные права на товарные знаки на территории России

Все товары, которые поступили на территорию России без оформления документов, признаются котрафактными, даже если были произведены владельцем товарного знака. Поскольку контрабанда нарушает исключительные права на такой товарный знак на территории Российской Федерации. К такому решению пришел Тринадцатый арбитражный апелляционный суд.

Суть спора

Компания Л’Ореаль С.А. (L’Oreal S.A) обратилась в арбитражный суд с исковым заявлением к коммерческой организации с требованиями о запрете совершать без согласия правообладателя любые действия по введению в гражданский оборот на территории РФ товаров GARNIER, которые были изъяты таможней в рамках дела об административном правонарушении. В частности, правообладатель просит запретить ввозить такие товары на территорию РФ, продавать их, или предлагать к продаже. Кроме того, компания требует изъять из оборота и уничтожить за счет организации товары GARNIER, изъятые таможней и взыскать с организации компенсацию за незаконное использование товарного знака GARNIER.

Решение суда

Судьи отметили, что одним из способов использования товарного знака, разрешенных только с согласия правообладателя, является ввоз на территорию Российской Федерации товара, на который нанесен товарный знак. Целью такого ввоза, обычно, является его введение в гражданский оборот на территории Российской Федерации, как следует из постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17.02.2011 г. N 11 «О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», и обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, утвержденного информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13.12.2007 г. N 122.

В силу статьи 1487 Гражданского кодекса РФ в отношении исключительного права на товарный знак действует принцип его исчерпания, согласно которому не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории РФ непосредственного правообладателем или с его согласия. Таким образом, введение в гражданский оборот спорных товаров посредством их контрабандного ввоза на территорию Российской Федерации без документов и согласия правообладателя является незаконным. В соответствии с нормами статьи 1515 ГК РФ правообладатель вправе требовать изъятия из оборота и уничтожения за счет нарушителя контрафактных товаров, на которых размещен незаконно используемый товарный знак.

Мы благодарим компанию «КАДИС» — разработчика региональных систем семейства Консультант Плюс в Санкт-Петербурге — за предоставление самых свежих судебных решений для этого обзора.

Актуальные вопросы применения компенсации как меры ответственности за незаконное использование товарного знака

«Право и экономика», 2010, N 5

В статье рассмотрены современные способы определения размера компенсации, предусмотренные частью четвертой Гражданского кодекса РФ, показаны преимущества данной меры ответственности по сравнению с взысканием убытков в случаях незаконного использования чужого товарного знака, проанализированы подходы, которые выработаны отечественными судами при обосновании размера денежной компенсации вместо взыскания убытков. Выводы авторов могут быть использованы в правоприменительной практике.

Общеизвестно, что нарушение прав на товарный знак может причинить правообладателю различные виды убытков. Кроме того, в случае реализации правонарушителем товаров низкого качества может быть нанесен вред деловой репутации производителя легальной продукции. Все понесенные правообладателем убытки подлежат возмещению в полном объеме на основании ст. 15 ГК РФ. Согласно данной статье под убытками понимаются реальный ущерб и упущенная выгода, при этом уточняется, что если лицо, нарушившее право другого лица, получило вследствие этого доходы, пострадавшая сторона вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Определение размера причиненных убытков

При возникновении судебных споров главная трудность состоит именно в определении размера причиненных убытков. Кроме того, правообладатель должен доказать, что между противоправными действиями нарушителя и наличием убытков существует причинно-следственная связь. Ответчик в судебном процессе постарается не менее аргументировано обосновать уменьшение доходов истца причинами «внешнего свойства», например сезонным характером торговли, насыщением рынка, появлением на рынке новых конкурентов.

В соответствии с положениями п. 4 ст. 1515 ГК РФ правообладатель, вместо того чтобы доказывать причинение ему убытков, вправе требовать от лица, незаконно использующего его товарный знак, выплаты денежной компенсации в размере от 10 тыс. до 5 млн руб. Окончательная сумма требования определяется по усмотрению суда исходя из конкретных обстоятельств рассматриваемого дела.

Еще в период действия Закона о товарных знаках Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее — Президиум ВАС РФ) было дано разъяснение, что суд не вправе взыскивать компенсацию за нарушение прав на товарный знак в размере ниже минимального, установленного п. 4 ст. 46 Закона о товарных знаках. Данное разъяснение на примере конкретного дела изложено в п. 14 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 декабря 2007 г. N 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности».

Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, требование истца удовлетворено. В кассационной жалобе ответчик просил изменить принятые по делу судебные акты в части взыскания компенсации в размере 100 тыс. руб. и принять новый судебный акт о взыскании компенсации в размере 1000 руб. При этом ответчик полагал, что взысканная с него сумма компенсации по своей правовой природе является неустойкой, следовательно, суд должен был оценить соразмерность суммы компенсации и совершенного нарушения и снизить размер взыскиваемой компенсации в силу ст. 333 ГК РФ.

Суд оставил кассационную жалобу без удовлетворения, указав следующее: размер компенсации определяется судом исходя из конкретных обстоятельств дела, в том числе характера нарушения, срока незаконного использования, возможных убытков. Со ссылкой на положения ст. 333 ГК РФ суд не вправе уменьшить размер взыскиваемой суммы компенсации ниже минимального, установленного п. 4 ст. 46 Закона о товарных знаках, поскольку обязательство нарушителя исключительных прав по выплате компенсации вместо взыскания убытков не является неустойкой. Статья 333 ГК РФ не может быть применена и по аналогии, поскольку в силу п. 1 ст. 6 ГК РФ аналогия закона применяется в случае, если соответствующие отношения не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота. В данном же случае существует специальное регулирование — при оценке соразмерности совершенного нарушения и ответственности за это нарушение суду предоставлена возможность определения конкретной суммы компенсации в пределах, установленных Законом, а именно от 1000 до 50 тыс. МРОТ.

Данное разъяснение Президиума ВАС РФ, принятое в период действия п. 4 ст. 46 Закона о товарных знаках, безусловно, сохраняет свою силу и применительно к ныне действующему п. 4 ст. 1515 ГК РФ.

Практика применения компенсации за незаконное использование чужого товарного знака, накопленная с 2002 г., показывает, что зачастую запрашиваемые правообладателями суммы чрезвычайно завышены. На наш взгляд, правообладатели должны обращаться к норме о компенсации с общегражданских позиций разумности и справедливости и быть готовыми не только указать, но и обосновать размер компенсации. По справедливому утверждению, «для взыскания компенсации не требуется доказывать размер убытков, однако, поскольку компенсация взыскивается вместо убытков, суд должен хотя бы приблизительно определить размер убытков и с учетом этого взыскивать компенсацию» [1].

Правоприменительная практика в отношении выплаты денежной компенсации вместо взыскания убытков в случаях незаконного использования чужого товарного знака пока не обобщена, вместе с тем при решении данного вопроса судами уже выработаны определенные подходы.

Другим способом обоснования размера компенсации может быть размер реального ущерба в виде падения объема продаж у правообладателя вследствие появления на рынке контрафактной продукции. Однако, как указано ранее, такое обоснование должно подтверждаться наличием причинно-следственной связи между противоправным поведением нарушителя и заявляемым размером реального ущерба.

Наиболее распространенным способом обоснования размера компенсации является размер вознаграждения по лицензионному договору, который ранее предлагалось заключить самому нарушителю либо который заключен в отношении этого же товарного знака с другим лицом.

Пример. ООО «Славица-ТМ» обратилось с иском к ОАО «Пензахолод» о взыскании компенсации в сумме 2 млн 100 тыс. руб. за незаконное использование товарного знака. Решением суда от 3 сентября 2003 г. иск удовлетворен в части взыскания денежной компенсации в сумме 150 тыс. руб.

По материалам дела установлено, что истец приобрел исключительное право на товарный знак «Гулливер» по договору уступки, зарегистрированному Роспатентом 20 января 2003 г. Письмом от 30 января этого же года истец предложил ответчику заключить лицензионный договор с уплатой ежемесячных лицензионных платежей в сумме, эквивалентной 1000 долл. США, либо договор уступки товарного знака с выплатой вознаграждения за уступку в сумме, эквивалентной 70 тыс. долл. США. Ответчик на предложения правообладателя не отреагировал.

Это интересно:  Почему на карте Сбербанка минусовой баланс

Письмом от 17 февраля 2003 г. ответчику было предложено прекратить с 17 февраля 2003 г. производство, продажу, хранение с целью продажи и иное введение в хозяйственный оборот мороженого с обозначением «Гулливер» и в срок до 24 февраля 2003 г. предоставить документальное подтверждение выполнения данного запрещения. Позднее, во исполнение решения суда, истцом прекращено производство мороженого с использованием товарного знака «Гулливер».

Согласно п. 4 ст. 1515 ГК РФ помимо уже известного способа взыскания компенсации в пределах от 10 тыс. до 5 млн руб. компенсация может быть вычислена и другими способами:

в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен чужой товарный знак; или

в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

В последнем из названных способов как раз отражен успешно применяемый на практике лицензионный способ подсчета компенсации. Следует согласиться с утверждением о том, что расчет компенсации на основе лицензионного способа предназначен главным образом для ситуаций, когда использование товарного знака не связано с его размещением непосредственно на товарах (например, указание его в документации нарушителя, в предложении о продаже товаров, включение в доменное имя) [2].

В правовой литературе справедливо поднимается вопрос о том, что для объективного применения лицензионного способа подсчета компенсации Роспатент должен публиковать сведения о цене заключаемых и регистрируемых лицензионных договоров на использование товарного знака правообладателя. В данном случае Роспатенту следует воспользоваться положительной практикой большинства зарубежных стран, где такая информация является доступной [3].

Правоприменительная практика показывает, что компенсация становится все более востребованной мерой ответственности за нарушение прав на товарный знак и постепенно заменяет собой возмещение убытков.

На наш взгляд, данная тенденция объясняется несколькими причинами:

правообладателю в большинстве случаев неизвестен точный размер причиненных ему убытков (прежде всего упущенной выгоды), поскольку доказанность отдельных фактов незаконного использования товарного знака не позволяет выявить наличие всей системы нарушений. На практике чрезвычайно трудно установить, сколько потенциальных покупателей легальной продукции приобрели контрафакт и каков возможный размер не полученной правообладателем прибыли. Компенсация же освобождает правообладателя от необходимости сложного доказывания размера упущенной выгоды;

компенсация представляет собой наилучший выход для возмещения вреда, причиненного деловой репутации правообладателя;

компенсация в отличие от убытков не нуждается в доказывании.

Компенсация за незаконное использование товарного знака

Компенсация в размере двойной стоимости контрафактных товаров не может быть снижена по инициативе суда – судебная практика по защите товарных знаков.

После вынесения резонансного постановления ВАС РФ о возможности снижения судом компенсации по двойной стоимости и дальнейшей практики по его применению, вопрос о правомочиях суда в отношении пп.2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ не утихает. Мнения делятся на два лагеря. Те, кто, как правило, защищают нарушителей, считают, что суд может снижать двойную компенсацию. Те, кто выступает на стороне правообладателей, инициирующих споры, полагают, что снижение двойной стоимости контрафакта по усмотрению суда невозможно.

С этого и начнем, разберемся, о чем же все-таки говорит закон в отношении имущественных требований в рамках защиты товарных знаков от незаконного использования.

Пп.1 п. 4 ст. 1515 ГК предполагает взыскание компенсации за незаконное использование товарного знака в размере от 10 тыс. до 5 млн. Избирая данный путь защиты, правообладатель доказывает факт нарушения исключительных прав. Обосновывать размер заявленных требований можно по разным критериям: негативные последствия, высокая степень смешения товаров или услуг при одинаковом виде оригинальной и контрафактной продукции (например, вода минеральная), известность и популярность защищаемого бренда, наличие четкого круга постоянных потребителей, и тд. Все зависит от характера нарушения, товарного знака и представления правообладателя о размере компенсации за незаконное использование сходного обозначения. Заявляя компенсацию в плавающем размере, правообладатель всегда несет риск снижения заявленных требований. Сама норма закона указывает, что компенсация по пп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК взыскивается в размере «определяемом по усмотрению суда, исходя из характера нарушения». Руководствуясь рекомендациями высших судов, оценивая характер нарушения, суд выносит решение, где сумма компенсации может быть уменьшена по его инициативе.

Компенсация за незаконное использование товарного знака в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак предполагает иной путь. Обращаясь с требованием о взыскании двойной стоимости контрафакта необходимо доказать объем нарушения. Исчислять двойную стоимость возможно при наличии достоверных данных о количестве и стоимости контрафактных товаров, а не просто о факте правонарушения. Получить сведения об объемах возможно путем истребования через суд необходимых доказательств в уполномоченных органах (например, таможне), получить из материалов административного или уголовного дела, от контрагентов или иным доступным способом. Соответственно, если известно количество и стоимость контрафакта, имеются необходимые доказательства, правообладатель вправе требовать двойной размер стоимости контрафактных товаров. Главным условием обращения по данной норме является объем нарушения, доказанность покупки, продажи, ввоза, реализации товаров в определенном количестве и стоимости. Поэтому двойная компенсация стоимости уже является соразмерной нарушению, что и установлено законодателем в пп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ, где не предусмотрено условий о том, что суд вправе снижать размер расчетной компенсации по своему усмотрению. Это логично и справедливо.

Таким образом, законодателем предусмотрены два разных способа взыскания компенсации при защите товарного знака, с разным объемом доказательств, и с разными полномочиями суда в отношении ее снижения. Если при определении размера компенсации по пп. 1 и пп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ применяются одинаковая возможность уменьшении компенсации по усмотрению суда, то наличие специальной расчетной компенсации в размере двойной стоимости контрафактного товара становится бессмысленным. Какой смысл в доказывании истцом точного объема контрафактной продукции, в установлении ее стоимости, если суд в любом случае может установить размер компенсации по собственному усмотрению?

Обращаясь с жалобой в Верховный Суд Российской Федерации, ООО «ШАТО-АРНО» указало на то, что при обращении с настоящим иском им был избран вид компенсации, взыскиваемой на основании пп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ, который является фиксированным и снижение компенсации судами недопустимо. В целом, если применять позицию о возможности снижения судом двойной компенсации, наличие пп.2 ч. 4 ст. 1515 ГК РФ теряет свой смысл. Доводы жалобы признаны обоснованными и подлежащими рассмотрению в судебном заседании.

Верховный суд, разбираясь в деле, и в целом в складывающейся практике необоснованного снижения компенсаций, указал следующее.

Правовая позиция Конституционного Суда РФ, изложенная в п. 2 постановления от 13.12.2016 г. № 28-П об определении общего размера компенсации ниже минимального предела с учетом фактических обстоятельств конкретного дела, может быть применена не только к индивидуальным предпринимателям и физическим лицам, но и юридическим лицам, отметила Судебная коллегия.

Также Верховный суд отметил, что учитывая системную связь пп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ с п. 3 ст. 1252 ГК РФ, аналогичный подход должен применяться как к размеру компенсации, определяемому по усмотрению суда, так и в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак.

При этом суд не вправе снижать размер компенсации ниже минимального предела, установленного законом, по своей инициативе. Сторона, заявившая о необходимости такого снижения, обязана в соответствии со статьей 65 АПК РФ доказать необходимость применения судом такой меры. Снижение размера компенсации ниже минимального предела, установленного законом, с учетом требований разумности и справедливости должно быть мотивировано судом и подтверждено соответствующими доказательствами.

Полагаем, что выводы суда логичны и справедливы. Иными словами, по своей инициативе суд не вправе снижать размер компенсации, рассчитанной на основании двойной стоимости контрафактных товаров без наличия соответствующих доказательств, представленных стороной, возражающей против удовлетворения требований истца. Важно, что такие доказательства должны быть реальными, весомыми и могли бы лечь в основу судебного решения. Под минимальным пределом, установленным законом – пп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ, понимается именно двойной размер стоимости контрафактных товаров.

Судебная коллегия установила, что ООО «Шато-Арно» при обращении с настоящим иском был избран вид компенсации, взыскиваемой на основании пп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ, следовательно, снижение размера компенсации ниже двукратной стоимости товаров возможно только при наличии мотивированного заявления ЗАО «Фирма ВАСТОМ», подтвержденного соответствующими доказательствами.

Это интересно:  АИЖК: реструктуризация ипотечных кредитов в 2019 году, критерии, стандарты, закон, отзывы

Постановление Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ дает ответы на все вопросы жалобы ООО «Шато-Арно», и в целом на ситуацию относительно законности снижения двойной компенсации.

Подводя итог, можно сделать ряд выводов:

— положения постановления от 13.12.2016 г. № 28-П могут применяться, в том числе, к юридическим лицам,

— подход о снижении размера компенсации должен применяться как к размеру компенсации, определяемому по усмотрению суда, так и к двукратному размеру стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак,

— суд не вправе снижать размер компенсации по пп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ по собственной инициативе,

— сторона, заявившая о снижении размера компенсации ниже минимума, обязана доказать необходимость применения такой меры.

Полагаем, что разрешение вопроса о применении пп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ должно установить единообразие в последующей судебной практике.

Компенсация за незаконное использование товарного знака по подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ

Компенсация в размере двойной стоимости контрафактных товаров не может быть снижена по инициативе суда – судебная практика по защите товарных знаков.

После вынесения резонансного постановления ВАС РФ о возможности снижения судом компенсации по двойной стоимости и дальнейшей практики по его применению, вопрос о правомочиях суда в отношении подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ не утихает. Мнения делятся на два лагеря. Те, кто, как правило, защищают нарушителей, считают, что суд может снижать двойную компенсацию. Те, кто выступает на стороне правообладателей, инициирующих споры, полагают, что снижение двойной стоимости контрафакта по усмотрению суда невозможно.

С этого и начнем, разберемся, о чем же все-таки говорит закон в отношении имущественных требований в рамках защиты товарных знаков от незаконного использования.

Подп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК предполагает взыскание компенсации за незаконное использование товарного знака в размере от 10 тыс. до 5 млн. Избирая данный путь защиты, правообладатель доказывает факт нарушения исключительных прав. Обосновывать размер заявленных требований можно по разным критериям: негативные последствия, высокая степень смешения товаров или услуг при одинаковом виде оригинальной и контрафактной продукции (например, вода минеральная), известность и популярность защищаемого бренда, наличие четкого круга постоянных потребителей, и тд. Все зависит от характера нарушения, товарного знака и представления правообладателя о размере компенсации за незаконное использование сходного обозначения. Заявляя компенсацию в плавающем размере, правообладатель всегда несет риск снижения заявленных требований. Сама норма закона указывает, что компенсация по подп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК взыскивается в размере «определяемом по усмотрению суда, исходя из характера нарушения». Руководствуясь рекомендациями высших судов, оценивая характер нарушения, суд выносит решение, где сумма компенсации может быть уменьшена по его инициативе.

Компенсация за незаконное использование товарного знака в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак предполагает иной путь. Обращаясь с требованием о взыскании двойной стоимости контрафакта необходимо доказать объем нарушения. Исчислять двойную стоимость возможно при наличии достоверных данных о количестве и стоимости контрафактных товаров, а не просто о факте правонарушения. Получить сведения об объемах возможно путем истребования через суд необходимых доказательств в уполномоченных органах (например, таможне), получить из материалов административного или уголовного дела, от контрагентов или иным доступным способом. Соответственно, если известно количество и стоимость контрафакта, имеются необходимые доказательства, правообладатель вправе требовать двойной размер стоимости контрафактных товаров. Главным условием обращения по данной норме является объем нарушения, доказанность покупки, продажи, ввоза, реализации товаров в определенном количестве и стоимости. Поэтому двойная компенсация стоимости уже является соразмерной нарушению, что и установлено законодателем в подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ, где не предусмотрено условий о том, что суд вправе снижать размер расчетной компенсации по своему усмотрению. Это логично и справедливо.

Таким образом, законодателем предусмотрены два разных способа взыскания компенсации при защите товарного знака, с разным объемом доказательств, и с разными полномочиями суда в отношении ее снижения. Если при определении размера компенсации по подп. 1 и 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ применяются одинаковая возможность уменьшении компенсации по усмотрению суда, то наличие специальной расчетной компенсации в размере двойной стоимости контрафактного товара становится бессмысленным. Какой смысл в доказывании истцом точного объема контрафактной продукции, в установлении ее стоимости, если суд в любом случае может установить размер компенсации по собственному усмотрению?

Обращаясь с жалобой в Верховный Суд Российской Федерации, ООО «ШАТО-АРНО» указало на то, что при обращении с настоящим иском им был избран вид компенсации, взыскиваемой на основании подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ, который является фиксированным и снижение компенсации судами недопустимо. В целом, если применять позицию о возможности снижения судом двойной компенсации, наличие подп. 2 ч. 4 ст. 1515 ГК РФ теряет свой смысл. Доводы жалобы признаны обоснованными и подлежащими рассмотрению в судебном заседании.

Верховный суд, разбираясь в деле, и в целом в складывающейся практике необоснованного снижения компенсаций, указал следующее.

Правовая позиция Конституционного Суда РФ, изложенная в п. 2 постановления от 13.12.2016 г. № 28-П об определении общего размера компенсации ниже минимального предела с учетом фактических обстоятельств конкретного дела, может быть применена не только к индивидуальным предпринимателям и физическим лицам, но и юридическим лицам, отметила Судебная коллегия.

Также Верховный суд отметил, что учитывая системную связь подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ с п. 3 ст. 1252 ГК РФ, аналогичный подход должен применяться как к размеру компенсации, определяемому по усмотрению суда, так и в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак.

При этом суд не вправе снижать размер компенсации ниже минимального предела, установленного законом, по своей инициативе. Сторона, заявившая о необходимости такого снижения, обязана в соответствии со статьей 65 АПК РФ доказать необходимость применения судом такой меры. Снижение размера компенсации ниже минимального предела, установленного законом, с учетом требований разумности и справедливости должно быть мотивировано судом и подтверждено соответствующими доказательствами.

Полагаем, что выводы суда логичны и справедливы. Иными словами, по своей инициативе суд не вправе снижать размер компенсации, рассчитанной на основании двойной стоимости контрафактных товаров без наличия соответствующих доказательств, представленных стороной, возражающей против удовлетворения требований истца. Важно, что такие доказательства должны быть реальными, весомыми и могли бы лечь в основу судебного решения. Под минимальным пределом, установленным законом – подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ, понимается именно двойной размер стоимости контрафактных товаров.

Судебная коллегия установила, что ООО «Шато-Арно» при обращении с настоящим иском был избран вид компенсации, взыскиваемой на основании подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ, следовательно, снижение размера компенсации ниже двукратной стоимости товаров возможно только при наличии мотивированного заявления ЗАО «Фирма ВАСТОМ», подтвержденного соответствующими доказательствами.

Постановление Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ дает ответы на все вопросы жалобы ООО «Шато-Арно», и в целом на ситуацию относительно законности снижения двойной компенсации.

Подводя итог, можно сделать ряд выводов:

— положения постановления от 13.12.2016 г. № 28-П могут применяться, в том числе, к юридическим лицам,

— подход о снижении размера компенсации должен применяться как к размеру компенсации, определяемому по усмотрению суда, так и к двукратному размеру стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак,

— суд не вправе снижать размер компенсации по подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ по собственной инициативе,

— сторона, заявившая о снижении размера компенсации ниже минимума, обязана доказать необходимость применения такой меры.

Полагаем, что разрешение вопроса о применении подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ должно установить единообразие в последующей судебной практике.

Жалоба, составленая мной и командой юристов Linkmark, по подобным основаниям, впервые была принята к рассмотрению в Судебную коллегию Верховного суда. О новом рассмотрении, складывающейся практике и чем все это закончится, расскажем в новом обзоре.

Статья написана по материалам сайтов: www.consultant.ru, ppt.ru, wiseeconomist.ru, linkmark.ru, zakon.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector