+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Убийство в состоянии аффекта. Комментарии адвоката по уголовным делам — Статьи и очерки по уголовному праву

Психология определяет несколько видов аффекта: страх, ужас, гнев, ненависть, злоба, отчаяние, радость. Аффекты страха и ужаса относятся, как правило, к оборонительным реакциям и, если под их влиянием совершаются определенные действия, то они должны полностью подпадать под признаки ст.

Основные отличительные черты, которые позволяют разграничить при большом количестве общих признаков рассматриваемые составы преступления, сводятся к следующему. Основным разграничительным критерием можно назвать цель, т.е. достижение того результата, к которому стремится лицо. Пленум Верховного Суда СССР в вышеуказанном постановлении рекомендует судам отграничивать данные составы (ст.ст.

107, 113 и ч. 1 ст. 108, ч. 1 ст. 114 УК РФ), имея в виду, что для преступлений, совершенных в состоянии сильного душевного волнения, характерно причинение вреда потерпевшему не с целью защиты и, следовательно, не в состоянии необходимой обороны».1 Это означает, что для ч. 1 ст. 108, ч. 1 ст. 114 УК характерна цель защиты от посягательства в момент его совершения. Для ст.ст. 107, 113 УК РФ целью является прекращение действий, совершаемых лицом, описанных в диспозициях вышеуказанных статей, а именно наличия, издевательств, тяжких оскорблений со стороны потерпевшего, а также ликвидация длительной психотравмирующей ситуации, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Психологи называют эти действия отрицательным раздражителем. Целью является устранение данного отрицательного раздражителя, который и явился поводом для возникновения аффекта.

Отличительным признаком данных составов признается и мотив совершения преступления. Для ст.ст. 108 ч. 1, 114 ч. 1 УК РФ доминирующим является мотив защиты от посягательства, а для ст.ст. 107, 113 УК РФ мотивы могут быть различными (месть, ревность и пр.).

Приговором Ставропольского краевого суда гражданин Ш.был осужден по ч. 1 ст. 107, ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 107 УК РФ. Придя в дом к гражданину Д., осужденный гражданин Ш.увидел там разобранный диван с двумя подушками на нем, рядом с которым находились его жена в халате, державшая в руках свои плавки, и гражданин Д., который был в одних плавках. Увидев это, гражданин Ш.ударом ножа стал наносить удары гражданину Д., а затем и своей жене. Комплексная судебно-медицинская экспертиза установила, что увиденное осужденным привело его в состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения, под воздействием

которого он и наносил удары ножом.1 В данном случае мотивом преступления явилась ревность лица, которая и послужила поводом к его совершению.

В практике встречаются случаи, когда действия, начавшиеся в состоянии необходимой обороны, в том числе при превышении ее пределов, перерастают в преступления в состоянии аффекта. Данные действия необходимо квалифицировать следующим образом. Если одному и тому же лицу вначале причиняется вред, при превышении пределов необходимой обороны, предусмотренный ч.1 ст.114 УК РФ, а затем уже в состоянии аффекта причиняется смерть этому лицу (ст. 107 УК), то содеянное следует квалифицировать только по статье 107 УК, т.е. по окончательному результату. Если вред, независимо от его последствий, причиняется двум и более лицам, т.е. одному при аффекте, другому — при превышении пределов необходимой обороны, при перерастании одних действий в другие, о чем говорилось выше, то в данном случае эти действия необходимо квалифицировать по совокупности преступлений.

Гражданин JI. был осужден Смоленским областным судом за убийство в состоянии аффекта граждан Л.и К. Потерпевшие Л.и К.встретили осужденного Л.и стали предъявлять ему претензии по поводу дачи показаний, уличающих брата одного из потерпевших в совершении кражи чужого имущества, за что потребовали от осужденного заплатить 2000 долларов США. На отказ осужденного Л.потерпевшие Л.и К.стали наносить ему удары по груди и лицу. Л.сумел вырваться и убежать. Тогда К. догнал его и под угрозой расправы назначил время для продолжения разговора вечером в 23 часа, на что осужденный согласился. Л.пошел на указанную встречу, при этом взяв с собой нож, опасаясь расправы. Потерпевшие Л.и К.подъехали на машине и, посадив в нее Л., вновь стали избивать его. В это время подбежала мать осужденного Л.и стала просить отпустить сына.

К.стал кричать на нее, оскорблять нецензурно, сломав ей палец руки, а затем ударил ее кулаком по лицу. Во время избиения осужденный Л.стал наносить ножом удары Л и К. Потерпевший К.выбежал из машины, но Л.догнал его и ударил ножом в грудь. От полученных ранений Л.и К.скончались.1

Данные действия следует квалифицировать по совокупности по совокупности статей ч. 1 ст. 108 и ст. 107 УК РФ. Потерпевший К.выбежал из машины, чтобы убежать, но осужденный Л., находясь в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями потерпевших по отношению к нему и его матери, своими действиями причинил смерть К., которые обоснованно были квалифицированы по ст. 107 УК РФ. Потерпевшему Л.был причинен вред непосредственно в момент его преступных посягательств в отношении осужденного Л., но средства защиты были последним превышены и потому данные действия следовало квалифицировать по ч. 1 ст. 108 УК РФ.

Ошибки в квалификации рассматриваемых составов преступления, как правило, связаны с тем, что поводом для совершения преступлений, предусмотренных как ст.ст. 107, 113, так и ч. 1 ст. 108 и ч. 1 ст. 114 служит насилие со стороны потерпевшего, которое может быть физическим — конкретные действия: нанесение ударов, побои, причинение вреда здоровью различной степени тяжести и пр., и психическим, например, — угроза совершить изнасилование. Легче решается этот вопрос, когда поводом для совершения преступления выступают иные случаи противоправного поведения потерпевшего, предусмотренные ст. 107, 113 УК РФ: издевательство, тяжкое оскорбление, длительная психотравмирующая ситуация — они не связаны с конкретными физическими действиями, а только могут влиять лишь на психику лица. К иным противоправным действиям можно отнести, например, шантаж, клевету, невозвращение долга. Эти действия не направлены на конкретное физическое воздействие;

они совершаются как бы косвенно по отношению к лицу, но непосредственно относятся к нему и направлены против этого лица, что, в свою очередь, и приводит в определенных случаях к аффекту и совершению преступных действий.

Необходимым условием для квалификации по ст.ст. 107, 113 УК РФ является внезапность возникновения аффекта, т.е. его возникновение немедленно и неожиданно для самого лица, т.е., как правило, не должно быть разрыва во времени между противоправными действиями лица и совершенным преступлением, либо этот разрыв должен быть минимальным. Но встречаются случаи, когда аффект и вслед за ним преступление возникали через какой-то отрезок времени. Это возможно тогда, когда лицу через определенное время становится известно о противоправном поведении или когда он осознает его значимость либо в случаях длительной психотравмирующей ситуации.

Данные обстоятельства устанавливаются судом и соответственно вопросы с квалификацией не возникают. Что же касается такого признака, как насилие со стороны потерпевшего, то здесь необходимо точно установить мотив и цель субъективной стороны состава преступления.

Проанализируем уголовное дело, рассмотренное Никифоровским районным судом Тамбовской области, по которому гр. Сивохин был осужден за причинение тяжкого телесного повреждения Каширскому В., совершенное в состоянии аффекта. Обстоятельства дела таковы. Престарелый Сивохин, увидев братьев Каширских, Василия и Владимира, с лошадью решил попросить Василия вспахать ему огород, на что тот согласился за вознаграждение. Когда Сивохин пришел с бутылкой водки в дом Каширских, Владимир в состоянии алкогольного опьянения беспрестанно, из хулиганских побуждений стал к нему придираться, оскорблять нецензурно, а затем избил руками и ногами. Повалив Сивохина на пол, он сел на него, коленом ударил по лицу, ручкой кухонного ножа — по

голове, вырвал клок волос, приставил нож к горлу и угрожал расправой. Затем Владимир, приставив нож к спине Сивохина, повел его к выходу из дома. Последний, опасаясь за свою жизнь, выбил из его рук нож и нанес им Владимиру два ранения, после чего убежал и о случившемся заявил в милицию. Каширскому Владимиру были причинены тяжкие телесные повреждения, опасные для жизни в момент причинения.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, отменяя судебное решение, указала следующее: Суд фактически установил, что действия 66-летнего Сивохина были направлены на защиту своей жизни и здоровья, но дал им неправильную правовую оценку. Сивохин, защищая свою жизнь и здоровье от нападения Каширского, сопряженного с насилием и с непосредственной угрозой применения насилия, находился и действовал в состоянии необходимой обороны и ее пределов не превысил. А поэтому действия Сивохина следует признать правомерными, дело в отношении него прекратить за отсутствием в его деянии состава преступления.1

Одной из причин допускаемых ошибок при оценке психического состояния лица, по мнению По дольной Н., является отождествление понятий физиологического аффекта и внезапно возникшего сильного душевного волнения. Автор считает, что физиологический аффект — это медицинская категория, а сильное душевное волнение — юридическое понятие, включающее в себя констатацию психического состояния и анализ ситуации и поэтому как таковое оценивается только правоохранительными органами.

Лицо, находящееся под влиянием осуществляемого против него общественно опасного посягательства, не может спокойно реагировать на происходящее, Люди имеют различные типы нервных систем и, соответственно, они по-разному оценивают одну и ту же обстановку. Одни

ее оценивают мгновенно, другие — спустя короткий промежуток времени, у третьих — через определенный промежуток времени.. Но во всех случаях психика человека выводится из-под самоконтроля. И если в данном состоянии, независимо от вышеуказанной стадии возникновения, способность человека осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, а также руководить ими в большей степени понижена, может идти речь о физиологическом аффекте. В тех случаях, если в действиях лица усматривается превышение пределов необходимой обороны, что в свою очередь приводит к привлечению данного лица к уголовной ответственности, необходимо назначать судебно- психологическую экспертизу, которая и должна будет установить у этого лица наличие или отсутствие в момент совершения оборонительных действий физиологического аффекта. Суд, в свою очередь, анализируя всю обстановку происшествия и обстоятельства, которые повлияли на возникновение у лица данного состояния (это может быть время суток, количество посягавших, их возраст и физическое развитие, наличие оружия, место посягательства и пр.) с учетом заключения судебно-психологической экспертизы определяет, находилось ли лицо в состоянии сильного душевного волнения или нет. В этом случае сам факт физиологического аффекта входит составной частью в понятие внезапно возникшего сильного душевного волнения, которое определяется судом в совокупности с другими обстоятельствами дела.

Необходимо определить, что внезапно возникшее сильное душевное волнение понятие более широкое, чем физиологический аффект, поскольку включает в себя анализ ситуации, которая и приводит к физиологическому аффекту.

Проанализируем дело Малявкина, осужденного Новоуренгойским городским народным судом Ямало-Ненецкого автономного округа по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР (причинение тяжких телесных повреждений, повлекшее

смерть потерпевшего). Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ переквалифицировала действия осужденного с ч. 2 ст. 108 на ст. 110 УК РСФСР (умышленное причинение тяжкого телесного повреждения в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения).

Обстоятельства дела следующие. На Малявкина, при выходе из комнаты в коридор общежития, внезапно напал Чернышев, который нанес два удара бутылкой по голове Малявкину, в результате чего у последнего из раны на голове пошла кровь. В ответ на действия Чернышева Малявкин, защищаясь, стал избивать последнего. В результате действий Малявкина Чернышеву были при чинены тяжкие телесные повреждения, повлекшие его смерть. По заключению экспертов, проводивших амбулаторную комиссионную судебно-психиатрическую экспертизу по отношению к содеянному, было признано, что в действиях Малявкина была налицо аффектная реакция, реакция защиты при нападении Чернышева.1

Это интересно:  Статья 29.2 КоАП РФ. Обстоятельства, исключающие возможность рассмотрения дела об административном правонарушении судьей, членом коллегиального органа, должностным лицом

противоправные действия потерпевшего, то суд, в первую очередь, рассматривает вопрос квалификации именно по ст. 107 или 113 УК РФ, тем более в их диспозициях содержится положение о том, что данная реакция возникает как ответная на противоправные действия потерпевшего либо насилие последнего. И совершенно не принимается во внимание мотив и цель действия подсудимого. А ведь в практике нередки случаи, когда лицо причиняет вред другому лицу в состоянии аффектной реакции на противоправные действия последнего. Ответ здесь, думается, заключается в том, что в нормах о необходимой обороне не предусмотрено положение о психическом состоянии лица, действия которого явились ответной реакцией на противоправные действия другого лица. Поэтому судом в большинстве случаев квалифицируют подобные действия по ст.ст. 107, 113 УК РФ, тогда как данные действия требуют рассмотрения по ст. 37 УК, либо статьям, предусматривающим ответственность за превышение пределов необходимой обороны.

Если судом будет установлено, что лицо, осуществляя оборонительные действия, превысило пределы необходимой обороны в результате внезапно возникшего сильного душевного волнения, то данное лицо должно быть освобождено от уголовной ответственности. В связи с этим в уголовное законодательство РФ в норму о необходимой обороне следует внести дополнение. Думается, эта норма должна звучать следующим образом:

«Лицо не подлежит уголовной ответственности, вследствие отсутствия вины, за превышение пределов необходимой обороны, если будет установлено, что это лицо превысило пределы необходимой обороны в результате внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного страхом, испугом либо другой оборонительной реакцией на общественно опасное посягательство с учетом всех обстоятельств, которые повлияли на возникновение такого состояния».

Включив подобную норму в уголовный закон, законодатель тем самым урегулирует вопрос разграничения преступлений, совершенных в состоянии аффекта и при превышении пределов необходимой обороны.

В этом случае следственные и судебные органы будут избавлены от возможности самостоятельного толкования по делам данной категории существующих в теории уголовного права правил квалификации преступлений, согласно которым при расследовании преступления и определения его квалификации предпочтение отдается той норме Уголовного кодекса, которая более полно характеризует признаки состава данного преступления.

Если обратиться к опыту зарубежного законодательства по этому вопросу, то можно обнаружить, что во многих странах Восточной, Западной, Центральной Европы данный вопрос уже решен и решен в пользу обороняющегося лица.

Так, согласно п. 3 ст. 14 УК Литвы «не влечет уголовной ответственности действие, совершенное с превышением пределов необходимой обороны вследствие большого замешательства или сильного испуга, вызванного посягательством.1

УК Польши в ч. 3 ст. 25 определил, что «Суд отказывается от назначения наказания, если превышение пределов необходимой обороны произошло вследствие страха или возбуждения, вызванного обстоятельствами посягательства»

В Уголовном кодексе Румынии отражено, что «Если же страх или оправданное душевное волнение не мешают полностью, но препятствуют осознанию необходимых пределов обороны, суд может неограниченно смягчить наказание, т.е. избрать наказание ниже того минимального предела, который установлен в соответствующей статье УК» (п. 3 параграф

29), а в случаях, «если в процессе предотвращения посягательства состояние страха или оправданного душевного волнения лишает обороняющегося возможности осознать пределы необходимой обороны, он не подлежит наказанию» (п. 2 параграф 29).

Аналогичное положение закреплено в ч. 3 ст. 44 Уголовного кодекса Румынии 1978 г. в редакции 1999 г., а также в ч. 3 ст. 12 Уголовного кодекса Болгарии 1968 г. в редакции 1998 г. УК ФРГ, в параграфе 33 говорится о том, что «если лицо превышает пределы необходимой обороны из-за замешательства, страха или испуга, то оно не подлежит наказанию».

Уголовный кодекс Швейцарии в ч. 2 ст. 33 предусмотрел, что, «если обороняющийся превышает пределы необходимой обороны вследствие извинительного волнения или замешательства, вызванного посягательством, то он не наказывается». Данный вопрос в уголовно-правовой практике Франции решается следующим образом. В 1959 г. Кассационный Суд в своем решении записал: «Законодательная презумпция. не имеет абсолютного и неопровержимого характера и может пошатнуться перед

M.-J1. Росса видит здесь привилегированные случаи правомерной защиты: «Учитывая особые обстоятельства, в которых лицо подвергалось нападению, нужно признать, что оно не имело возможности спокойно и трезво выбрать соответствующий вид защиты. Следовательно, защита признается правомерной даже в случае непропорциональности отпора»

Судебная практика учитывает эти привилегированные случаи и рассматривает их как совершенные в состоянии правомерной зашиты, хотя законодательного закрепления в уголовном кодексе Франции этот вопрос не получил.

Думается, что российскому законодателю следует учесть опыт уголовного законодательства вышеуказанных зарубежных стран по рассматриваемому вопросу, так как психическое состояние лица, подвергшегося посягательству и находившегося в состоянии необходимой обороны, нельзя оставить без внимания и неурегулирования этого вопроса в уголовном законе.

Содержание

Становление уголовного законодательства об ответственности за убийство в состоянии аффекта Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Бабичев Арсений Георгиевич

В статье последовательно рассматриваются вопросы становления, развития отечественного уголовного законодательства об ответственности за убийство в состоянии сильного душевного волнения ( аффекта ). Применительно к теме исследования, изучены правовые источники Древней Руси, Российской империи, а так же советского периода. Дается критический анализ вопросам, касающимся формирования понятия аффекта , уделяется внимание вопросам психиатрии, психологии и психофизиологии в рассматриваемом контексте. Проводится анализ сроков и видов наказаний в различных правовых источниках, соответствующих периоду и состоянию развития отечественного уголовного законодательства на конкретном этапе существования.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Бабичев Арсений Георгиевич,

Текст научной работы на тему «Становление уголовного законодательства об ответственности за убийство в состоянии аффекта»

Бабичев Арсений Георгиевич

кандидат юридических наук ulaevbars@mail.ru

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА УБИЙСТВО В СОСТОЯНИИ АФФЕКТА

Arsenii G. Babichev

candidate of law. ulaevbars@mail.ru

The formation of

THE CRIMINAL LEGISLATION ON RESPONSIBILITY FOR MURDER UNDER AFFECT CONDITION

Аннотация. В статье последовательно рассматриваются вопросы становления, развития отечественного уголовного законодательства об ответственности за убийство в состоянии сильного душевного волнения (аффекта). Применительно к теме исследования, изучены правовые источники Древней Руси, Российской империи, а так же советского периода. Дается критический анализ вопросам, касающимся формирования понятия аффекта, уделяется внимание вопросам психиатрии, психологии и психофизиологии в рассматриваемом контексте. Проводится анализ сроков и видов наказаний в различных правовых источниках, соответствующих периоду и состоянию развития отечественного уголовного законодательства на конкретном этапе существования.

Ключевые слова: Убийство, аффект, сильное душевное волнение, нравственная распущенность, виновный, потерпевший, противоправное или аморальное поведение, смягчающее обстоятельство, «привилегированное» преступление.

Annotation. In the article the questions of formation and development of the domestic criminal legislation on responsibility for murder under condition of strong sincere excitement (affect) are consistently considered. In relation to the research subject, legal sources of Ancient Russia, the Russian Empire, and also Soviet period are studied. The critical analysis is given to the questions concerning formation of concept of affect, the attention to the questions of psychiatry, psychology and psychophysiology in the considered context is paid. The analysis of terms and types of punishments in various legal sources is carried out, corresponding to the period and a condition of development of the domestic criminal legislation at a concrete stage of existence.

Keywords: Murder, affect, strong sincere excitement, moral dissoluteness, guilty, victim, illegal or immoral behavior, softening circumstance, «privileged» crime.

Норма об ответственности за убийство, предусмотренное от. 107 УК РФ, имеет свою историю возникновения и развития, прежде чем она была сформулирована законодателем в настоящей редакции, которая также далека от совершенства и, несомненно, претерпит определенные изменения, учитывающие новый уровень знаний в области психологии, психофизиологии, этики и юриспруденции.

Определенная неразумность в поведении человека, совершающего убийство в сильно возбужденном состоянии, особенно в случаях, когда это возбуждение было спровоцировано оскорбительным, издевательским поведением или насильственными действиями самой будущей жертвы, издавна вызывала у законодателей и судей вопрос: «А справедливо ли наказывать таких убийц наравне с хладнокровными убийцами и лицами, совершающими предумышленные убийства?». С другой стороны, в таких случаях надо было отделить подобные «полубезумные», во многом импульсивные действия убийцы от противоправного лишения жизни другого человека в состоянии настоящего «безумства» или,

как бы мы сейчас сказали, в состоянии невменяемости. Желание вершить правый суд, быть по возможности справедливым при определении судьбы лица, лишающего жизни — самого ценного блага человека в указанных ситуациях, и не учинить над этим лицом несправедливое возмездие побуждали законодателя и лиц, осуществляющих правосудие, к поиску оптимальных решений при конструировании данного вида убийства в уголовном законе и при обосновании соответствующего судебного решения по этой категории уголовных дел.

В от. 19 Русской Правды (Пространная редакция, Троицкий список) за убийство «огнищанина в обиду» виновный наказывался тем, что был обязан за это платить 80 гривен семье потерпевшего и 80 гривен в княжескую казну. Более строгие виды наказаний за убийство обиженным своего обидчика не указывались в этом памятнике права Древней Руси [7, с. 48].

Упоминание о преступлении, совершаемом в состоянии крайнего возбуждения («не одумавшись с сердца»), встречается в Артикуле воин-

ском Петра I. В Артикуле 152 говорится, например, о том, что тот, «кто другого не одумавшися с сердца, или опамятовась, бранными словами выбранит, . пред судом у обиженного христианское прощение имеет чинить» [8, с. 322]. В данном случае законодатель признавал недопустимым и противоправным, но заслуживающим снисхождения нанесение обиды «Бранными словами» другому лицу в возбужденном состоянии, принуждая обидчика просить «христианское прощение пред судом» у обиженного. Однако он (законодатель) не указал повода, который мог вызвать такую взрывную эмоциональную реакцию виновного и не распространил влияние сильного душевного волнения лица при совершении других, более тяжких преступлений, включая убийство.

Согласно от. 1445 Уложения о наказаниях, убийство «хотя и не случайно, но в запальчивости или раздражении, и особенно когда раздражение было вызвано насильственными действиями или тяжким оскорблением со стороны убитого», -наказывалось либо лишением всех прав состояния и ссылкой в каторжные работы на время от 8 до 12 лет, либо от 4 до 8 лет, или же лишением всех особенных лично и по состоянию присвоенных прав и преимуществ и ссылкой в Сибирь на поселение. Если потерпевшими оказывались жена, муж, сын, дочь либо любой родственник по восходящей или нисходящей линии, суд был вправе применить более строгое наказание, предусмотренное от. 1451, в виде лишения всех прав состояния и каторжными работами пожизненно.

Это интересно:  Статья 30.5 КоАП РФ. Сроки рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении

Иными словами, в от. 1455 Уложения о наказаниях, состояние «запальчивости или раздражения» было основным конструктивным признаком состава данного «привилегированного» вида убийства даже независимо от того, кем или чем оно было вызвано, но «особенно когда оно было вызвано насилием или тяжким оскорблением со стороны убитого». Кроме того, при умышленном убийстве, например, отца или матери, от. 1455 не подлежала применению. Все это существенно снижало ценность данной уголовно-правовой нормы как регулятора справедливости ответственности и наказания за убийство в состоянии обоснованного психического расстройства, вызванного извинительными обстоятельствами (насилием или тяжким оскорблением со стороны убитого). Очевидно и то, что «запальчивость и раздражение» не могли служить наказаниями такого психического расстройства лица, которое бы давало основание для резкого снижения степени его вины в убийстве, как обстоятельство, резко ограничивающего осознание виновным

фактического характера и общественной опасности своих действий либо возможности руководить ими.

В уголовном уложении 1903 г. (с. 458) указанный вид убийства при смягчающих обстоятельствах был сконструирован в иной редакции как убийство: в ч. 1 — задуманное и выполненное под влиянием сильного душевного волнения (оно наказывалось каторжными работами не свыше 8 лет); в ч. 2 — совершенное в состоянии сильного душевного волнения, вызванного противозаконным насилием или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего (оно наказывалось только заключением в тюрьме на срок до одного года). Здесь законодатель уже отдельно предусмотрел два вида убийств при смягчающих обстоятельствах: одно убийство (сравнительно более тяжкое) — «в состоянии сильного душевного волнения, вызванного различными обстоятельствами, исключая те, что указаны в ч. 2 данной статьи; второе убийство — в том же психическом состоянии, но вызванном «извинительными» или «морально оправданными» обстоятельствами (указанными провокационными действиями потерпевшего. К сожалению, от. 455, как и ряд других норм Особенной части Уголовного уложения, не были введены в действие.

Полагаю, и это показывает дальнейшее совершенствование данной уголовно-правовой нормы в отечественном законодательстве, что само по себе сильное душевное волнение даже в том случае, если оно достигло такой степени психического расстройства, которое не дает лицу в п ол ной мере осознавать характер и общественную опасность своих действий и осуществлять за ними полный контроль, не дает оснований для су ществ е н н о го смягчения уголовной ответственности за убийство. То обстоятельство, чем вы-з с е е е это с ел е е ние лица, имеет ключевое значение для справедливой оценки содеянного этим лицом. Нельзя поощрять эмоциональную распущен н ость эгоиста и общественно опасной личности человека, раздражающегося и приходящего в гнев от малейшего ущемления его собственных интересов и готового применить опасное для жизни и здоровья других людей насилие. Месть за ничтожную обиду (по ничтожному поводу) или только за то, что кто-то не учел плохое настроение будущего убийцы (даже без повода) дает основание скорее для более негативной оценки опасного эмоционально-безнравственного поведения виновно, действующего по прихоти агрессивно и бездумно. В связи с этим, нельзя согласиться с М.С. Корягиной, которая утверждает, что «насилие, агрессия против другого человека — одно из воплощений бессознательного в реальном поведении человека», что «агрессия заложена в человеке на генетическом уровне», а «агрессивность — один из его инстинктов» и что «инстинкт проявления насилия заложен в человеке природой как один из способов возможности самосохранения» [3, с. 9]. Как ранее отмечал Б.В. Сидоров, «не состояние аффекта, а склонность к аффектам, привычка раздражаться по пустякам, ставшая чертой характера, как свидетельство эмоциональной и нравственной распущенности, повышенного се-

бялюбия и бесплодных самомнений, в сочетании с другими качествами и особенностями, отрицательно характеризующими личность виновного, могут свидетельствовать о повышенной опасности личности преступника и сказаться на мере его ответственности и наказания» [9, с. 39]. В то же время, как указывал Н.Ю. Левитов, «по меньшей мере пониженная ответственность должна быть у людей, аффективные состояния и выходки которых спровоцированы, например, издевательским отношением других людей» [4, с. 138]. Говоря же о людях, склонных к самовзвинчиванию («самопопустительству»), другой известный отечественный психолог и психиатр Д.Р. Лунц отмечал, что «аффекты закрепляются в свойствах характера» [5, с. 104]. Психологи, психофизиологии и психиатры давно уже установили, что «бессознательное», вследствие «отщепления» от сознания, становится принадлежностью индивида в качестве неосознанных форм высшей нервной деятельности, «оседает» в памяти мозга человека [6, с. 116] и что в любой сложной ситуации «мотивация действительного извлекает из памяти весь прошлый опыт, включая результаты» [1, с. 9].

В советский период первый же закон, кодифицировавший уголовно-правовые нормы, предусматривающие ответственность за различные преступления против жизни, прежде всего за убийства, — Уголовный кодекс РСФСР 1922г., в ст. 144 устанавливал пониженную ответственность за умышленное убийство, совершенное под влиянием сильного душевного волнения, вызванного противозаконным насилием или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего. Диспозиция этой уголовно-правовой нормы по существу не отличалась от диспозиций аналогичной нормы, которую предусматривала ч. 2 ст. 458 Уголовного уложения 1903г. Изменилась лишь санкция: ст. 144 УК РСФСР 1922 г. устанавливала за такое убийство наказание в виде лишения свободы сроком до 3-х лет.

Ст. 138 УК РСФСР 1926 г. оставила без изменений формулировки умышленного убийства в состоянии сильного душевного волнения, данную в ст. 144 УК РСФСР 1922 г. Законодатель лишь повысил наказание за этот вид «привилегированного» убийства до 5 лет лишения свободы.

В УК РСФСР 1960г. (ст. 104) полнее раскрываются признаки убийства в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения. Диспозиция этой статьи устанавливала ответственность за убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного насилием, тяжким оскорблением, а равно иными

1. Анохин П.К. Проблема принятия решения в психологии и психофизиологии // В кН. : Проблемы принятия решения. М., 1976. С. 9.

2. Ива нов П.И. Псих ология. М., 1956. С. 68, 259.

3. Корягина М.С. Проблемы бессознательного при совершении убийств (криминологические и

противозаконными действиями потерпевшего, если они повлекли или могли повлечь тяжкие последствия для виновного или его близких. Как видно из содержания данной статьи УК РСФСР 1960г., законодатель уточнил в ней психическое состояние виновного, прибавив к понятию «сильное душевное волнение» слова «внезапно возникшее», которое давало основание говорить о «состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения» как о «состоянии аффекта», имея ввиду, что аффекты, как особые состояния сознания человека, «возникают большей частью внезапно» [2, с. 259].

Более широкой стала и характеристика внешнего повода, который служил провокацией возникновения внезапно возникшего сильного душевного волнения и умысла на убийство виновного в этом состоянии. Теперь им могли быть не только насилие или тяжкие оскорбления, но и «иные противозаконные действия потерпевшего».

Наличие требования в ст. 104 УК РСФСР реального или возможного вреда в результате противозаконных действий потерпевшего выглядело ненужным, ибо тяжесть таких последствий не может быть непременным, существенным, применимым во всех случаях мерилом допустимого повода при совершении данного вида убийства. Наиболее приемлемым критерием оценки непосредственного повода, вызывающего аффект у виновного лица, по данной уголовно-правовой норме может служить «степень безнравственности или неправомерности провокационных действий потерпевшего с учетом других обстоятельств конкретного случая, в том числе и вреда, который причинен этими действиями» [2, с. 68]. Нельзя не учитывать при этом и личностное восприятие виновным нанесенной ему обиды, значимость для него интересов, которые оказались объектом посягательства со стороны потерпевшего, а также то, насколько эмоционально выраженными были враждебность и (или) издевательское отношение последнего к будущему убийце. Эмоциональная и поведенческая реакция человека на провокацию всегда имеет субъективный характер, но это не исключает, а скорее предполагает справедливую объективную оценку самих провокационных действий, их способность вызывать стрессовое состояние у провоцируемого.

Критика законодательного определения данного вида убийства, многочисленные судебные ошибки, сопровождающие практику рассмотрения дел этой категории, подготовили последующие изменения конструкции исследуемой уголовноправовой нормы в УК РФ.

1. Anokhin P.K. Problem of decision-making in psychology and psychophysiology // In: Decisionmaking problems. M., 1976. P. 9.

2. Ivanov P.I. Psychology. M., 1956. P. 68, 259.

3. Koryagina M.S. Problems of unconscious at commission of murders (criminological, criminal and

уголовно-правовые аспекты) : автореф. канд. дисс . Ростов-н/Д. 2004. С. 9.

4. Левитов М.Д. О психических состояниях человека. М., 1964. С. 138.

5. Луни, Д.Р. Проблема невменяемости в теории и практике судебной психиатрии. М., 1966.

6. Михайлов Ф. За порогом сознания / Ф. Михайлов, Г. Царегородцев. М., 1961. С. 116.

7. Российское законодательство X-XX веков. Законодательство Древней Руси. М., 1984. Т. 1. С. 48.

8. Российское законодательство X-XX веков. Законодательство периода становления абсолютизма. М., 1986. Т. 4. С. 322.

9. Сидоров БД. Аффект. Его уголовно-правовое и криминологическое значение. Казань, 1978. С. 39-43.

legal aspects) : author’s abstract to cand. diss. . Rostov-on-Don. 2004. P. 9.

4. Levitov M.D. About the mental conditions of the person. M., 1964. P. 138.

5. Lunts D.R. Problem of diminished responsibility in the theory and practice of judicial psychiatry. M., 1966. P. 104.

6. Mikhailov F. Behind a consciousness threshold / F. Mikhailov and G. Tsaregorodtsev M., 1961. P. 116.

7. Russian legislation of the X-XX centuries. Legislation of Ancient Russia. M., 1984. Vol. 1. P. 48.

8. Russian legislation of the X-XX centuries. Legislation of the period of the formation of absolutism. M., 1986. Vol. 4. P. 322.

Как квалифицируется убийство, совершенное в состоянии аффекта?

Лишение жизни человека – одно из тягчайших преступлений.

Но не всегда вина за его совершение лежит лишь на преступившем закон субъекте.

Поэтому суд не выносит окончательный вердикт до завершения детального анализа обстоятельств, предшествовавших преступлению.

Состояние аффекта (запал) – утеря способности контролировать собственные действия из-за сильнейшего эмоционально перевозбуждения, вызванного чрезмерными нагрузками на психику или/и болевые рецепторы.

Различают патологический, физиологический, кумулятивный, вызванный опьяняющими веществами (наркотиками/алкоголем) аффекты.

Патологический – результат нарушений в работе нервной системы из-за психического заболевания, например, шизофрении.

Физиологический формируется как ответ на воздействие внешних раздражителей.

От патологического и кумулятивного отличается коротким промежутком времени между моментом воздействия факторов и ответом на них.

Основная характеристика кумулятивного аффекта — относительно длительный временной период между моментом воздействия раздражителя и реакцией на него.

Обстоятельства, приведшие к убийству в состоянии кумулятивного аффекта: внезапная встреча с человеком, десять лет назад совершившем сексуальное насилие над ребенком.

В результате возникновения неконтролируемой агрессии обвиняемый убил потерпевшего подручным средством (осколком стекла).

Смягчающие обстоятельства

Лишение жизни человека в состоянии аффекта (запала), рассматривается судом как противоправное действие, совершенное при обстоятельствах, смягчающих вину подсудимого.

К смягчающим обстоятельствам относятся: физическое насилие, тяжкое оскорбление, издевательство и прочие аморальные или противоправные поступки пострадавшего.

Квалификация

Поводом может быть:

  1. Незаконное насилие физическое (любой физический вред, нанесенный потерпевшим обвиняемому – при условии, что физическое воздействие не было следствием противоправных действий).
  2. Насилие психологическое (угрозы причинить вред обвиняемому, его близким).
  3. Издевательство (глум над внешностью, пристрастиями, вероисповеданием, требование выполнить аморальное, унижающее достоинство действие).
  4. Тяжкое оскорбление (унижение достоинства, чести).
  5. Преступное посягательство (самоуправство, интимная связь против воли обвиняемого или близкого ему человека, попытка завладения имуществом).
  6. Аморальное поведение (измена партнера по браку, обман и т. д.).
  7. Прочие противоправные действия (отказ в возврате одолженных средств, имущества, вымогательство, шантаж).

При определении меры наказания, принимают во внимание:

  1. Степень тяжести повода, приведшего подсудимого в неконтролируемое состояние.
  2. Длительность психотравмирующего воздействия.
  3. Систематичность раздражающего фактора (свершение потерпевшим более 3 проступков одинакового или различного характера).
  4. Скорость ответной реакции на раздражитель.
  5. Возраст обвиняемого (за убийство в состоянии аффекта привлекают к уголовной ответственности с 16 лет).
  6. Количество потерпевших (наказание за лишение жизни двух и более человек предусмотрено второй частью ст. 107 УК РФ).

При рассмотрении дела об убийстве в состоянии аффекта, в процессе определения наказания учитывают:

  1. Обстоятельства жизни потерпевшего.
  2. Обстоятельства жизни обвиняемого.
  3. Длительность воздействия раздражающих факторов на человека, преступившего закон.
  4. Состояние физического и психического здоровья обвиняемого на момент преступления.
  5. Состояние физического и психического здоровья потерпевшего.
  6. Тяжесть противоправных действий потерпевшего.
  7. Обстановку в момент преступления.
  8. Возраст лиц в рассматриваемом деле.

Судебная практика

Согласно статье 107 Уголовного Кодекса за убийство в состоянии аффекта, наказывают:

  • исправительными работами (на срок до 2 лет);
  • ограничением свободы (на срок до 3 лет);
  • принудительными работами (на срок до 3 лет);
  • лишением свободы (на срок до 3 лет).

Состояние аффекта опасно не только для испытывающего его человека, но и для того, кто стал причиной изменения.

Поскольку оно может привести к сознательному или бессознательному игнорированию человеком норм правового поведения при контакте с обидчиком.

Посадят ли за убийство в состоянии аффекта

Одно из смягчающих обстоятельств убийства – его совершение человеком, находившимся на момент преступления в состоянии сильнейшего душевного переживания, или аффекта.

Для такого убийства в Уголовном кодексе России есть отдельная статья, которую мы и разберём подробно. А также узнаем, какой срок дают какой срок дают за убийство в состоянии аффекта в нашей стране.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему — обращайтесь в форму онлайн-консультанта слева или звоните по телефону

Статья 107 УК РФ

В российском законодательстве есть отдельная статья за убийство в состоянии аффекта – 107 УК РФ. Она состоит из двух частей:

Часть первая. Убийство, совершённое в состоянии внезапных сильнейших душевных волнений (состоянии аффекта), которые были вызваны издевательством (как физическим, так и психологическим), насилием по отношению к виновному или другим людям, а также серьёзным оскорблением со стороны пострадавшего и иными противозаконными и аморальными действиями (или наоборот бездействием) убитого лица.

Часть вторая. Убийство двух или более людей, совершённое в аффективном состоянии.

Комментарии

Термином «аффект» принято обозначать некое особенное психическое состояние человека, которое характеризуется сужением сознания, глубоким эмоциональным переживанием, потерей контроля над своими поступками.

Оно ярко проявляется внешне. Такой вид сильного душевного волнения каким-либо болезненным психическим расстройством не считается, поэтому как критерий невменяемости с медицинской точки зрения не рассматривается.

Смягчение меры ответственности для виновного за такой тип убийства обусловлено одновременным наступлением двух обстоятельств. Во-первых, это поведение самого потерпевшего аморального и провоцирующего характера. Во-вторых, особое психическое состояние виновного человека, которое возникло внезапно вследствие сильнейшего душевного волнения, вызванного поведением этого потерпевшего.

В ситуациях, когда судья самостоятельно не может определить состояние подсудимого, он назначает проведение независимой психологической или психолого-психиатрической комплексной экспертизы. Это делается в случае подозрения на невменяемость подсудимого.

Для того чтобы произошедшее убийство было всё же квалифицировано по рассматриваемой нами статье, необходимо установление причин сильнейшего душевного волнения виновного, а именно действий самой жертвы этого убийства. К таким действиям, согласно законодательству, относятся:

  • издевательство;
  • серьёзное тяжкое оскорбление;
  • действия насильственного характера;
  • аморальные систематические поступки, которые привели к достаточно длительной ситуации, травмирующей психику виновного.

Под насилием в данном случае понимают нанесение побоев или ударов, различных ранений и подобных действий со стороны потерпевшего лица.

Аффект может быть вызван не только физическим, но и психологическим насилием, таким как словесные унижения или серьёзные и тяжкие оскорбления.

Тяжким оскорблением считается очень грубое унижение человеческого достоинства и чести, настолько серьёзное, что его можно считать причиной, достаточной для возникновения у унижаемого человека аффективного состояния.

Для непосредственной оценки самой тяжести оскорблений руководствуются общепризнанными в обществе моральными нормами. Обязательно учитываются и индивидуальные особенности каждой отдельной личности.

Освобождение виновного от ответственности по рассматриваемой нами статье происходит в ситуациях, когда он нанёс несовместимые с жизнью ранения нападающему на него человеку не только в состоянии аффекта, но ещё и осуществляя своё право на самооборону.

Преступление, произошедшее в результате состояния аффекта, может квалифицироваться по части второй (убийство более чем одного лица) рассматриваемой нами статьи только в том случае, если к самому аффективному состоянию привело аморальное или противоправное поведение абсолютно всех лиц, ставших жертвами убийства.

Если же виновный причинил смерть не только непосредственному обидчику, но и другим людям, не провоцировавшим его на это, то такое убийство будет квалифицировано уже как обычное по 105-й статье Уголовного кодекса.

Состав преступления и трудности его квалификации

У аффективного убийства имеется достаточно привилегированный состав с наличием смягчающих его обстоятельств. Но их ещё нужно постараться подтвердить. Здесь много тонкостей, которые следует учесть.

К примеру, если виновный оборонялся от насильственных действий физического характера со стороны жертвы последующего убийства, то его действия в большинстве случаев будут квалифицировать уже по 37-й статье УК как необходимую самооборону. Или же применят к нему статью 108, рассматривающую превышение допустимых оборонительных мер, приведших к убийству.

Также исключает квалификацию рассматриваемого нами убийства по 107-й статье и наличие у жертвы права на применение насильственных действий, к примеру, при осуществлении им задержания.

Есть и ещё нюанс, касающийся самого объекта оскорблений, издевательств и других аморальных поступков со стороны жертвы убийства. Согласно комментарию к 107-й статье, ссылающемуся на бюллетень Верховного суда РФ: важным является только само состояние аффекта, а не адресат вызвавших это состояние действий со стороны жертвы убийства.

Иными словами, потерпевший мог издеваться не только над своим непосредственным убийцей, но и над другими людьми. Причём, в этом случае степень близости отношений или родства между этими людьми и самим убийцей большой роли не играют.

Состояние человека перед совершением им убийства должно быть официально признано именно аффектом, а не каким-либо расстройством психопатического характера. Когда у виновного обнаруживается психическое заболевание, признаётся его невменяемость, его действия квалифицируются уже не по 107-й статье.

Помимо этого, между провокационными, аморальными действиями жертвы и её убийством промежуток времени должен быть совсем незначительный или его вообще не должно быть. Если же этот промежуток будет большим, то и убийство будет квалифицировано уже как обычное по 105-й статье.

Примеры из судебной практики

В судебной практике много примеров дел об убийстве, совершённом именно в состоянии аффекта. Причём сам тип аффекта в некоторых из них имеет накопительный характер, а в некоторых – моментальный. Рассмотрим несколько примеров.

Бизнесмен не спешил расставаться с деньгами, что гадалке, конечно, не понравилось. Она стала пытаться натравить на него его же собственную жену, чтобы та запретила ему видеться с детьми. Мужчина, находящийся и без того на нервах, не выдержал и во время очередного сеанса убил гадалку.

В этом случае негативные эмоции копились у бизнесмена достаточно долго. И с законодательной стороны сама убитая совершала аморальные и противозаконные действия (имеются очевидные признаки мошенничества).

Младший брат (совершеннолетний) был убит старшим подвернувшимся тому под руку ножом. Причиной стал удар потерпевшим их матери.

Убитый в этой ситуации также совершил аморальное и противоправное действие по отношению к человеку (побои, причинение вреда здоровью матери, пусть даже и лёгкой степени). Это пример аффекта, возникшего у виновного мгновенно.

Парень, работая вахтовым методом, узнал, что его возлюбленная ему изменяет, пока он зарабатывает деньги вдали от дома. Вернувшись с вахты, во время ссоры он ударил свою неверную девушку ножом, отчего та скончалась на месте.

Опять аморальное поведение жертвы налицо. Здесь мы видим, как и в первом примере, накопительный тип аффекта.

Иными словами, сложившаяся ситуация, травмирующая психику мужчины, продолжалась весь тот период времени, что он знал об её изменах и ничего не мог с этим поделать.

Ответственность

Согласно статье 107 УК РФ, за убийство в аффективном состоянии человек может лишиться свободы на срок до трёх лет. Это самая строгая мера из предусмотренных за совершение этого преступного деяния.

На срок до трёх лет осуждённого могут приговорить к принудительным работам или же ограничить его свободу. И самым лёгким наказанием, в соответствии с первой частью 107-й статьи, будут исправительные работы сроком до двух лет.

Если произошло убийство сразу нескольких людей, виновному будет грозить лишение свободы на срок уже до пяти лет, или же он может отделаться принудительными работами на срок до пяти лет.

Меры наказания за такой вид убийства в несколько раз мягче, чем за обычное убийство без наличия каких-либо смягчающих вину обстоятельств. Напомним, что за него предусмотрено лишение свободы на срок до пятнадцати лет, а самый минимум – шесть лет, согласно части первой статьи 105 УК РФ.

Освобождение от ответственности по 107-й статье

В комментариях к статье 107 УК РФ говорится о возможности освобождения виновного в убийстве человека. Это происходит в ситуациях, когда виновный нанёс несовместимые с жизнью ранения другому, нападающему в это время на него, человеку. Но сделал он это не только в состоянии аффекта, но ещё и осуществлял своё право на необходимую в тот момент самооборону.

В этом случае его освобождают от ответственности уголовного характера на основании статьи 37 УК РФ. Или же привлекают к ответственности по 108-й статье, которая предусматривает наказание за превышение осуждённым предела необходимой самообороны.

Заключение

Конечно, каждый конкретный случай совершения рассмотренного нами преступления уникален. Только после рассмотрения абсолютно всех деталей дела судом, можно будет узнать, лишат ли свободы человека, виновного в убийстве, совершённом в аффективном состоянии, или же ему будет назначено менее строгое наказание.

Не нашли ответа на свой вопрос?
Узнайте, как решить именно Вашу проблему — позвоните прямо сейчас:

Статья написана по материалам сайтов: lawbook.online, cyberleninka.ru, ug-ur.com, prava.expert.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector